Я все снесу

Тема

---------------------------------------------

Джанет Дайли

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Стейси смотрела из окна вниз, на машины, снующие между бетонными зданиями. Мрачные серо-коричневые тона башнеподобных сооружений соответствовали тому душевному состоянию, которое тяжелым грузом давило на молодую девушку. Из ее груди вырвался легкий вздох, она опустила занавеску и повернулась к пожилому человеку, сидевшему за письменным столом.

— Мистер Миллс, вы были папиным другом. Вы должны понять лучше, чем кто бы то ни было, почему мне необходимо уехать одной и разобраться в себе. Какая разница — квартира в Нью-Йорке или домик в Техасе?

— Именно потому, что я был адвокатом и ближайшим другом твоего отца, я бы хотел, чтобы ты еще разок все взвесила, — ответил юрист, снимая очки в черной оправе и механически протирая их носовым платком.

— Я же не пытаюсь сбежать. — Стейси нервно провела затянутой в перчатку ладошкой по своей руке. — Мне просто нужно время для того, чтобы понять, как жить дальше.

— Любая другая девушка в твоем положении отправилась бы либо в Европу, либо на острова. Ведь ты теперь богата. Я понимаю, что обстоятельства, при которых тебе достались деньги, не больно-то веселые, но, когда умирает близкий человек, всегда трудно. Ты же всю жизнь отличалась независимостью и своенравием. И у меня не укладывается в голове, почему ты так упорно стремишься похоронить себя в деревне.

Стейси Эдамс с сомнением смотрела на Картера Миллса-старшего, подыскивая аргументы для того, чтобы объяснить ему причины своего отъезда. Ее отец, Джошуа Эдамс, уважал этого человека и доверял ему — такое в жизни выпадает редко. Отец. Слова застряли в горле. Стейси оглядела свой синий костюм и стиснутые на коленях руки в перчатках. Мать умерла вскоре после рождения Стейси, оставив ребенка на вечно колесящего по белу свету мужа, который страшился своей отцовской миссии. Многочисленные друзья предлагали забрать Стейси к себе. Однако Джошуа Эдамс взял дополнительный чемодан, набил его пеленками и тальком и укатил с годовалой малышкой в очередную зарубежную командировку. Жизнь отца — свободного, пользовавшегося известностью в профессиональных кругах фотографа — и дочери была нескончаемым кругосветным путешествием с короткими остановками в НьюЙорке, чтобы перевести дух перед тем, как снова отправляться в путь.

Ожили милые сердцу воспоминания: самое яркое — ее семнадцатилетние, когда отец тайком пронес щенка в шикарный отель «Нью-Орлеан». Отец назвал щенка Каюном в честь своей родины. Резвая, игривая собачонка быстро выросла в здоровенную немецкую овчарку, беззаветно преданную своей хозяйке. Отец предсказал, что Каюн будет оберегать Стейси надежнее всякого ангела-хранителя. Если бы он только знал, как был прав: ведь это Каюн вытащил потерявшую сознание, но невредимую Стейси из рухнувшего самолета, прежде чем тот вспыхнул. Пилот и отец остались внутри.

Стейси постаралась удержать набежавшие слезы, подняв голову, она встретила добрый взгляд адвоката. Ее карие глаза подернулись пеленой — ведь она чуть было не расплакалась, — а губы растянулись в страдальческой улыбке.

— Беру свои слова обратно, Стейси. Возможно, поездка в далекие края пойдет тебе на пользу. Джошуа любил Запад и никогда не отказывался от командировок в том направлении. — Картер Миллс-старший вышел из-за стола и приблизился к Стейси. — Но помни, ты еще почти ребенок, тебе едва исполнилось двадцать, и жизнь только начинается. Он бы не хотел, чтобы ты прожила ее неполноценно — как хорошего, так, конечно, и плохого тебе не миновать.

Стейси пожала протянутые ей руки и поднялась; элегантный, сшитый на заказ костюм подчеркивал женственность ее фигуры.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке