Соблазненный граф (50 стр.)

– Боже мой, – с тревогой прошептала Кэтрин. Ее испугал взбудораженный вид дворецкого, который редко терял самообладание. – Что случилось?

– У леди Грей, по-видимому, начались роды.

– Но ей еще рано рожать! До родов осталось больше месяца.

– В таком случае у нее, возможно, возникли какие-то осложнения. Я плохо разбираюсь во всем этом, миледи.

Не раздумывая, Кэтрин вскочила с места и выбежала из комнаты. Она быстро спустилась по лестнице, чувствуя, как на ее глазах закипают слезы.

– Куда вы, миледи? – запыхавшись, спросил догнавший ее Паркер.

– Сначала я сообщу лакею, где можно найти лорда Роксбери, а потом поеду к леди Грей.

– Но вам нельзя покидать дом. Это слишком опасно!

Кэтрин досадливо отмахнулась от него.

– Неужели вы думаете, что я буду сидеть сложа руки, зная, что у леди Грей, возможно, начались преждевременные роды! Бедняжка, представляю, как она страдает! Ей нужна моя помощь.

– Его светлость велел вам оставаться здесь, миледи, – настаивал на своем дворецкий, хотя понимал, что нарушает субординацию, переча гостье лорда Роксбери. – Я уверен, что лорд Грей уже вызвал лучших врачей и акушерок к своей жене.

– Возможно, это так. Но лорд Роксбери не мой опекун, и он не имеет права что-либо приказывать мне. И в случае, если лакей не найдет его, я думаю, лорда Роксбери утешит мысль о том, что я помогла его сестре в трудную минуту.

Не дожидаясь ответа, Кэтрин направилась к стоявшему в холле лакею.

– Его светлость находится с визитом в доме лорда Старки на Ганновер-сквер. Думаю, вам лучше поторопиться, потому что неизвестно, как долго он там пробудет.

Кэтрин не знала, куда Люсьен отправится оттуда. Он ничего не говорил о месте встречи с Донованом. Поблагодарив ее, лакей быстро вышел, вскочил в седло и поскакал во весь опор по улице. Сняв пелерину с вешалки, Кэтрин накинула ее на плечи и повернулась к Паркеру:

– Пожалуйста, отправьте кого-нибудь за леди Роксбери.

– Слушаюсь, миледи. – Дворецкий вышел за ней на улицу. – Вам не следует ехать одной, леди Кросби. Если вы изволите подождать всего лишь пять минут, я успею подготовить для вас один из экипажей его светлости и прикажу горничной сопровождать вас.

– У нас нет времени. Я возьму наемный экипаж.

И прежде чем дворецкий успел что-либо возразить, она махнула рукой кучеру стоявшего неподалеку экипажа и, когда он подъехал, быстро села в него. Только оказавшись в салоне, Кэтрин увидела, что она не единственный пассажир. Щелкнул затвор пистолета, и Кэтрин встретилась взглядом с сидевшей напротив нарядно одетой женщиной. Это была леди Трембли.

– Здравствуйте, леди Кросби, – с улыбкой сказала она, – похоже, мы снова встретились.


– Вы готовы отправиться в путь? – спросил Люсьен, входя в кабинет графа Старки вслед за его дворецким.

Поднявшись с места, Старки потянулся через стол, чтобы пожать руку Люсьену.

– Один момент, – сказал он. – Сначала я должен поговорить с вами.

Старки указал гостю на стул, стоявший напротив письменного стола. Озадаченный Люсьен принял приглашение и уселся, раздвинув фалды сюртука.

Старки тоже занял свое место. Как только дворецкий удалился и дверь за ним закрылась, он бросил на Люсьена серьезный взгляд.

– Я не хотел поднимать эту тему, но поразмыслив над вашим рассказом, все же решил указать вам на одно странное обстоятельство, – начал он, положив локти на стол и подавшись вперед. – Я не верю, что сын леди Трембли находится в опасности.

Люсьен напрягся.

– Откуда такая уверенность?

– Дело в том, что я знаю, где он сейчас. – Граф помолчал, как будто сомневаясь в том, стоит ли ему продолжать, а затем, бросив пытливый взгляд на Люсьена, все же заговорил снова: – Много лет назад я основал приют для женщин, оказавшихся в трудных жизненных обстоятельствах.

На лице Люсьена отразилось недоумение.

– Проще говоря, вы предоставляете таким женщинам возможность разрешиться от бремени в вашем приюте?

– Они могут оставаться там до тех пор, пока снова не ощутят готовность вернуться к прежней жизни. Ну, или начать жизнь заново. Служащие, которым я плачу за работу, находят им опекунов или удостоверяются, что женщины сами могут содержать себя и своего ребенка.

– Но ваша репутация идет вразрез с благотворительной деятельностью! – вырвалось у Люсьена.

Он не верил своим ушам. Основание приюта для женщин никак не вязалось со слухами, которые ходили в обществе о Старки. Впрочем, если он действительно пытался помочь Кэтрин, то рассказу о приюте можно было верить.

Старки поморщился.

– Вещи не всегда таковы, какими кажутся, Роксбери. Вы наверняка знаете, что есть множество добропорядочных джентльменов, которые заводят на стороне любовниц, а потом не желают содержать своих внебрачных детей. В таких случаях я беру заботу о них на себя.

– Но почему вы это делаете?

– Предположим, что у меня до сих пор вызывает негодование недостойное поведение моего отца, и я пытаюсь загладить его вину перед обществом.

– Я правильно понял, что леди Трембли была одной из тех женщин, которым вы помогли, и что ее сын находится под вашей опекой? – осторожно спросил Люсьен.

Старки кивнул:

– Он сейчас в Хартли, это местечко расположено примерно в получасе езды к западу от Херефорда. На другой день после разговора с вами я послал туда своего человека, чтобы убедиться, что мальчик все еще находится в Хартли. Честно говоря, его безопасность вызывала у меня беспокойство. Оказалось, что с ребенком все в порядке. Не думаю, что кто-то собирается причинить ему вред.

Люсьен глубоко задумался.

– Вообще-то мать сначала бросилась бы туда, где находится ее сын, чтобы посмотреть, действительно ли ему угрожает опасность. А потом уже выполняла бы требования шантажиста, – медленно проговорил он. – Если леди Трембли не поехала в Хартли, значит, она была уверена, что ее ребенку ничто не угрожает. И никогда не угрожало. Все это было выдумкой, уловкой. – Он почувствовал сильное сердцебиение. – Леди Трембли пыталась выиграть время, чтобы завершить начатое. То есть убить Кэтрин.

– Похоже, что это так.

– Но Донован… При чем тут этот человек? Какова его роль во всем этом деле? Если, конечно…

Люсьен замолчал и вновь погрузился в раздумья. Они знали о Доноване лишь со слов леди Трембли. И еще о существовании этого человека якобы свидетельствовало несколько поджогов. Не был ли Донован вымышленной фигурой? Или, может быть, леди Трембли хотела перевести на него стрелки?

– А что, если леди Кросби со своими инвестициями перешла дорогу не Доновану, а самой леди Трембли? – предположил Роксбери. – А последняя втянула в это дело Донована, чтобы иметь возможность возложить на него всю вину, если ее вдруг схватят на месте преступления?

– Возможно, они работают вместе, – сказал Старки.

– Все может быть, хотя я склоняюсь к тому, что леди Трембли водит нас за нос.

Люсьен не получал никаких известий из Крест-Хейвена, и это означало, что леди Трембли все еще сидела под замком.

– Ну что же, давайте встретимся с Донованом и установим, замешан ли он в этом деле. А затем я отправлюсь в Крест-Хейвен и по дороге заеду к местному констеблю, – сказал Люсьен.

Старки встал из-за стола.

– В таком случае нам надо поторопиться, чтобы не опоздать на назначенную встречу.

И джентльмены быстро вышли из комнаты.


Люсьену не пришлось долго сидеть за ветхим, изъеденным древоточцем столом в таверне «Лиса и гончая», где была назначена встреча с Донованом. Скоро к нему подошел хорошо одетый джентльмен и приветствовал небрежным поклоном. Люсьен был удивлен внешним видом незнакомца. Почему-то он ожидал увидеть уличного хулигана в грязной одежде.

– Вы Роксбери?

– Да, – ответил Люсьен, невольно бросив взгляд на Старки, сидевшего за стойкой. – А вы, должно быть, Донован.

Донован кивнул и, приветливо улыбнувшись, сел за стол напротив Люсьену:

– Давайте сразу перейдем к делу, – сказал Люсьен, подавшись вперед. – Сначала я хотел бы спросить вас, почему вы пытаетесь убить леди Кросби?

Донован прищурился.

– О чем вы?

– О том, что вы должны доказать мне свою непричастность к покушениям на жизнь леди Кросби.

Донован сделал движение, намереваясь встать, но тихий щелчок затвора остановил его. Люсьен усмехнулся.

– Вы на мушке. У меня под столом пистолет, – сказал он. – Советую вам не шевелиться. Выкладывайте все, что вам известно.

– Не думайте, что я пришел один, Роксбери, – процедил сквозь зубы Донован. – Мои люди убьют вас, если со мной что-нибудь случится.

– Но прежде я убью вас. Какое вам дело до того, что они расправятся со мной, когда вы будете уже мертвы?

Последовала длинная пауза. Наконец Донован скрестил руки на груди и с явным неодобрением посмотрел на Люсьена.

– Имя дамы, которое вы произнесли, мне незнакомо, – промолвил он.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке