Все, что я желал (3 стр.)

Тема

Саутертон не очень-то интересовался происхождением «Общества». Когда Мэттью прибыл в Хэмбрик-Холл три года назад, чтобы проучиться здесь свой первый семестр, он сразу же услышал о существовании «епископов» — прежде чем успел распаковать свой саквояж. И тотчас же выбросил услышанное из головы, потому что его гораздо больше интересовало другое: когда обед и подадут ли на десерт заварной крем. Отец рассказывал, что иногда это случается. В отношении Саутертона к окружающему присутствовала некоторая неопределенность: он не являлся учеником, жадно поглощавшим духовную пищу, но не был и совсем уж равнодушен к ней. Он казался весьма дружелюбным, но не отличался чрезмерной общительностью, был готов принимать участие во всем, но без раболепия. И потому Мэттью выпал из сферы внимания «Общества». И так продолжалось до последнего семестра, до прибытия мистера Марчмена.

Каникулы ничуть не изменили настрой «Общества». Скорее, как подозревал Мэттью, его члены использовали это время в своих целях за пределами Хэмбрик-Холла; Мэттью же плавал, ходил под парусом и ради собственного удовольствия занимался по ночам астрономией, пока все остальные ученики мирно почивали. И делал он это не просто так, а все время разрабатывал план — юный виконт хотел как-нибудь опозорить себя, чтобы его выпороли и выгнали из школы. «Общество епископов» редко прибегало к полумерам, если его члены решали подвергнуть кого-нибудь наказанию. По правде говоря, они довольно редко осуществляли карательные акции собственноручно и находили способ заставить других сделать это за них.

Архиепископ продолжал взирать на Мэттью с некоторой насмешкой, не лишенной дружелюбия.

— Ты знаешь, Форель, я слышал, как друзья называли тебя как-то иначе. Кажется, Саут [3] . Конечно же, это сокращение от твоего титула, верно?

Мэттью утвердительно кивнул.

— Да, ваше преосвященство.

— А как насчет других? — допытывался Барлоу. — Кажется, Норт, Ист и Уэст, верно?

Мэттъю молча пожал плечами.

— Вы ведь называете себя клубом «Компас», не так ли?

В устах архиепископа это звучало как-то несерьезно, по-детски. И все же в их немногочисленном клубе никого не величали «преосвященством». Время от времени они называли Иста «его компасным величеством», но только в шутку. Трудно было отрицать тот факт, что они были просто мальчишками, и потому Мэттью особенно об этом не задумывался.

— Да, ваше преосвященство, мы называем себя клубом «Компас». — Ему хотелось добавить: «и заклятыми врагами „Общества епископов“, но он счел, что такое заявление прозвучало бы слишком уж вызывающе. Недавно у него возникли возрастные трудности с голосом, а столь серьезное заявление — о заклятых врагах „Общества епископов“ — следовало бы произнести с видом мрачным и угрожающим, низким и раскатистым голосом. И если бы голосовые связrи подвели его, как это порой случалось в последнее время, то такое заявление могло бы вызвать лишь смех.

— Очень хорошо, Форель, — кивнул лорд Барлоу. — И каковы твои обязательства перед членами клуба «Компас»? Готов ли ты покинуть этот клуб и стать членом «Общества епископов»?

Ответ Мэттью прозвучал весьма торжественно:

— Я готов, ваше преосвященство.

На красивом лице архиепископа снова появилась улыбка, вернее, кривая ухмылка, так как большего выражения чувств он не мог себе позволить.

— Что ж, в таком случае тебе следует сделать то, что ты обещал.

Естественно, никто не сказал ни слова о том, что обещание было вырвано у него путем шантажа и угроз — речь шла о здоровье и благополучии его лучших друзей, — но это не удивило виконта. Мэттью прекрасно понял: своим членством в «Обществе епископов» он заплатит за безопасность друзей, но об этом все деликатно умалчивали.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке