Хранительница Грез

Тема

Аннотация: В романе, написанном в жанре семейной саги, рассказывается о судьбе Энни Трэмейн, волею обстоятельств ставшей во главе финансовой империи. Ради благополучия династии Энни рискует всем, даже любовью…

---------------------------------------------

Пэррис Эфтон Бондс

ЛУИ ТОДДУ: «Ты — та золотая нить, что делает ткань жизни, ярче и лучше. Как счастлива была я, когда наши нити переплелись 20 лет назад».

По легендам аборигенов Времени Грез, Австралия сначала была большой и невзрачной страной, населенной гигантскими духами-творцами. Но однажды духи совершили грандиозное путешествие через всю страну, по пути создавая горы, реки, растения и животных.

Для восемнадцатилетней Энни Трэмейн покойные отец и мать были такими же духами — творцами. Но однажды духи совершили жизнь. Со временем родители Энни и ее бабушка, прославленная леди Нэн Ливингстон, изменили лицо континента своими великими делами.

Они были Хранителями Грез, люди, перешагнувшие границу возможного. Каждый в поисках собственного Времени Грез.

Книга первая

Однажды веселый разбойник сидел на узком мысу под тенью кулибы (Кулиба — развесистое дерево, растущее на северо-западном побережье Австралии.). Он присматривал за котелком, ожидая, когда тот закипит, и негромко пел: «Кто же выйдет со мной на вальс „Матильду?“ (Вальс „Матильда“ — австрал, жаргон, „быть повешенным“, может иметь и значение поединка на ножах (в данном случае — с законом)).

Глава 1 

1870

— Я не знаю, кто я и кем хочу быть! — сказал Дэниел Трэмейн.

Энни мягко провалилась в бабушкин диван, пожалуй, единственную более-менее комфортную мебель в кабинете старой леди Ливингстон. Девушка наблюдала за Дэном, который нервно вышагивал перед огромным столом с кожаной столешницей. Энни совершенно точно знала, что творится в душе брата.

Точно так же сильно, как он любил бабушку, Дэниел устал от ее упорного желания сделать его наследником «Нью-Саут-Уэльс Трэйдерс Лтд».

Выпачканной в печеночном паштете рукой с проступившими венами восьмидесятишестилетняя австралийская mesdames потрепала Дэна по плечу: «Разумеется, ты знаешь, внучек, что хотел бы стать премьером Нового Южного Уэльса, в свое время, естественно.»

Мальчишеский рот скривился в горькой ухмылке. Дэниел отшатнулся от стола, уворачиваясь от бабушкиной руки, и придвинулся поближе к окнам конторы, которые выходили на Эрджил-стрит и на дальнюю гавань.

Энни слишком часто наблюдала подобные сцены. Все свое детство они с братом провели между чудесными широкими просторами ранчо Время Грез и затхлым пыльным пространством конторы «НСУ Трэйдерс» в Сиднее. Иногда близнецы слонялись по сиднейским пристаням и складам. Великолепный пышный дом Нэн Ливингстон, возвышающийся над Элизабет-Бэй, был лишь местом для сна, приемов и изредка обедов. Жизнь для Нэн Ливингстон началась и закончилась здесь, в «НСУ Трэйдерс».

Окованные железом суда теснились в небольшой бухте Сиднея. Мачты клиперов, груженных шерстью, казались лесом из деревьев без листвы. Многие из этих судов были внесены в реестр «НСУ Трэйдерс». Под зимним июльским штормом с Тихого океана корабли закачались в серой неспокойной воде подобно пробкам.

Сегодня инициалы С. О, на флаге возле почты указывали, что, согласно телеграфному сообщению, почтовый пакетбот обогнул мыс Оттуэй сорок четыре дня назад.

— Ну, не прекрасны ли они, Дэниел? — указывая на покачивающиеся суда, спросила Нана. — Взгляни на медную отделку, блестящую на солнце, на фантастические носовые фигуры и «вороньи гнезда». Где надувались ветром все эти прямые паруса? Если бы я родилась мужчиной, то взбиралась бы в «воронье гнездо» на фок-мачте с легкостью пирата.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке