Выбираю любовь

Тема

Аннотация: Однажды вечером, вернувшись домой, молодой, подающий надежды политик Рейберн Лайл обнаружил на ковре в своем кабинете… бомбу, а неподалеку — юную девушку, полумертвую от страха. К счастью, бомба не взорвалась…

Так состоялось это необычное знакомство. Еще не раз Рейберну приходилось выручать незадачливую Виолу из опасных ситуаций. В конце концов молодому человеку приходит в голову, что лучший способ защитить Виолу — стать ее мужем…

---------------------------------------------

Барбара Картленд

ГЛАВА ПЕРВАЯ

1907 год

— Я не ожидал, что мы так рано освободимся.

— Я тоже. Неожиданное решение премьер-министра прекратить обсуждение застало оппозицию врасплох, а меня избавило от необходимости произносить речь.

Звук шагов двух членов парламента, шествовавших через Вестминстер-холл, гулким эхом отдавался под сводами этого старинного здания.

— Да. Лайл, вам повезло, — с улыбкой заметил старший из собеседников. — Впрочем, вам ведь всегда везет!

Действительно, достопочтенный Рейберн Лайл был известен в кругу друзей под прозвищем Счастливчик Лайл, хотя и не любил, чтобы ему напоминали об этом.

— Когда меня так называют, — однажды признался он, — я чувствую себя глупцом или мошенником.

И все же сэр Лайл, целиком оправдывая свое прозвище, был, без сомнения, очень удачлив.

Красивый, чрезвычайно богатый отпрыск старинного и весьма уважаемого семейства, он благодаря своим блестящим способностям и недюжинному уму стал заместителем министра иностранных дел в тридцать четыре года.

Этот пост был ему предложен сэром Генри Кэмпбелл-Баннерманом, премьер-министром нового либерального правительства, пришедшего к власти год назад, и, по всеобщему мнению, молодой человек вполне его заслуживал.

Конечно, некоторые считали, что Рейберн Лайл слишком стремительно взбирается по служебной лестнице, и завидовали ему. Вероятно, его ненавидели бы еще сильнее, не будь молодой человек наделен умением с иронией относиться к самому себе.

Аристократическую сдержанность молодого Лайла часто принимали за высокомерие, что заставляло людей при первом знакомстве держаться с ним несколько настороженно.

Но стоило ему улыбнуться, и окружающие тут же подпадали под его неизъяснимое обаяние.

— Могу я подвезти вас? — обратился Лайл к своему более пожилому спутнику, когда они очутились во внутреннем дворике Вестминстера рядом с Биг Беном.

Сейчас вся эта небольшая площадь была занята множеством карет и экипажей на электрической тяге, которыми охотно пользовались члены лондонского парламента.

— Нет, благодарю вас, — ответил тот, — меня ожидает карета, и я собираюсь в Реформ-клаб.

— А я домой, — сообщил Рейберн Лайл.

В этот момент к ним бесшумно подкатил экипаж на электрической тяге, принадлежавший Лайлу. Служитель, одетый в форму палаты общин, тут же распахнул перед ним дверцу.

Рейберн Лайл шагнул в экипаж и опустился на мягкое сиденье.

Как удачно, что ему не пришлось сегодня произносить заранее заготовленную речь! Дело в том, что сэр Эдуард Грей, министр иностранных дел, попросил, чтобы Лайл, выступая в прениях, высказал не свою собственную точку зрения, а мнение партии, с которым молодой человек был не вполне согласен, и теперь Рейберн испытывал чувство облегчения, что ему не пришлось лицемерить.

Экипаж тронулся с места.

Выезжая из ворот внутреннего дворика, Лайл услышал громкие крики и улюлюканье и выглянул в окошко кареты. Так и есть — демонстрация!

Разглядев лозунги, молодой человек понял, что это — очередная акция суфражисток. Впрочем, его это совсем не удивило.

В течение последнего года члены этого движения становились все более и более агрессивными.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке