Илы атакуют

Тема

---------------------------------------------

Бегельдинов Т Я

Бегельдинов Т. Я.

Аннотация издательства: Мальчишки, мальчишки, // вы первыми ринулись в бой, // мальчишки, мальчишки // страну заслонили собой. - Так поется в песне. Так было на самом деле. Горячие сердца, полные любви к Родине, вели юных на бой с фашизмом. И автор этой книги был очень молодым, когда впервые взлетел в небо, а стал дважды Героем Советского Союза, едва переступив за двадцать лет. Это вам, юные, рассказывает он о том, как рос, как жил, как защищал свою страну. А те, кто был молод двадцать лет назад, вместе с автором вспомнят суровую и героическую юность, вспомнят своих боевых друзей.

Содержание

Лечу!

Трудные годы

Фронт

Сбит

Один за всех и все за одного

Пять "лапотников" над Шляхово

18 - против 30

Разведка

Бывало и так

Корсунь-Шевченковская операция

Сандомирский плацдарм

Лицо врага

Наземный бой

Одной атакой

Под крылом - Берлин!

Злата Прага

Парад Победы

Мирное небо

Лечу!

У каждого из нас есть любимая книга, которую мы готовы перечитывать, с героями ее давно породнились. Сколько раз читал я роман Каверина "Два капитана"? Боюсь сказать. Но твердо знаю, что буду читать еще и еще. Особенно волнует меня четвертая часть, в которой Саня Григорьев становится учлетом.

Какое-то особое чувство овладевает мною, когда перечитываю эти страницы. Память невольно уносит в прошлое. Как много общего в судьбе моей и моего любимого героя!

... 1938 год. В самом центре города Фрунзе стоит небольшой одноэтажный дом. От ворот внутрь двора ведет посыпанная желтым песком дорожка. Мы с Петькой Расторгуевым и Таней Хлыновой стоим у калитки. Друзья тщетно пытаются утешить меня.

- Не горюй, Талгат, - сочувственно говорит Петька. - Может быть, еще все устроится. Чего раньше времени нюни распускать!

- Конечно, устроится, - оживленно говорит Таня. - Ты не думай, я не просто так, у меня уверенность есть.

А я стою, опустив голову, носком ботинка ковыряю песок и молчу. Хорошо им рассуждать, а каково мне? Вчера на комиссии чуть до слез не довели вопросами.

- Сколько лет? Шестнадцать?! А не врешь? Уж больно маленький. Лет четырнадцать на вид, не больше.

- Почему летчиком хочешь стать?

Так ничего и не сказали, велели явиться завтра.

Петька и Таня уже курсанты аэроклуба, а мне - явиться завтра. И все этот Цуранов. Никогда не видел еще такого злого человека. Молчит, а глаза насквозь пронзают - большие, черные, под густыми широкими бровями.

- Пойдем, Талгат, - прерывает мои думы Петька.

Утром, чуть свет, я был уже в аэроклубе. Часа два ждал, пока начали собираться пилоты, инструкторы. Вот и Цуранов. Увидел меня, обжег взглядом, прогудел:

- Зайди.

Прошли в комнату, на двери которой табличка "Начлет".

- Комиссия решила... - Цуранов исподлобья взглянул на меня, а у меня оборвалось сердце. - Комиссия решила, - повторил он, - зачислить тебя в аэроклуб.

Не помню, как я вышел, как дошел до дома. Я курсант! Я буду летчиком!

В этот день я был сам не свой и на уроках в школе получил несколько замечаний.

Мой сосед по парте Петька Расторгуев радовался вместе со мной, и кончилось тем, что учительница выставила нас обоих за дверь.

Зима прошла в трудах и хлопотах. Школа - аэроклуб, аэроклуб - школа... И так изо дня в день. Близилась весна, а вместе с ней - первые полеты, близились и экзамены в школе - я заканчивал девятый класс.

Тяжело жилось нашей семье. Зарплата отца давала возможность более или менее сносно питаться. Посещение кино было для меня настоящим праздником. Одет же я был более чем скромно: разбитые башмаки уже не поддавались ремонту, а многочисленные заплаты украшали мои единственные штаны. Надо работать, решил я, и поделился своими мыслями с отцом.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке

Популярные книги автора