Горец-варвар (36 стр.)

Тема

И от столь опрометчивого поступка его удержала одна только мысль. «В таком случае мне едва ли удастся выбраться из Данбарна и защитить Сесилию», – сказал себе Артан. Тихо затворив за собой дверь, он схватил сэра Фергуса за ворот и, приподняв с пола, отбросил к стене. Тот в изумлении уставился на Артана, затем глаза его закатились, и он затих, лежа на полу.

– Уходите быстрее, милая. – Артан помог девушке подняться на ноги. – И держитесь подальше от этого мерзавца.

– Да, сэр, конечно… – пролепетала она со слезами в голосе и выскочила из комнаты.

Артан подошел к сэру Фергусу. И увидел кровь на стене. Кроме того, струйка крови стекала по шее мужчины. Молодой человек проверил его пульс и с облегчением обнаружил, что негодяй жив, хотя и потерял сознание. Теперь по крайней мере Артан был уверен: нынешней ночью одним стражем у Сесилии будет меньше, потому что сэру Фергусу понадобится время, чтобы прийти в себя. А когда он наконец очнется, то еще какое-то время будет отлеживаться. «Что ж, очень хорошо…» – говорил себе Артан, выходя из комнаты сэра Фергуса.

Сесилия поймала себя на том, что наслаждается моментом. Ужин в Большом зале без Анабеллы и сэра Фергуса казался намного приятнее. Никто не бросал на нее гневные взгляды и никто не следил за каждым ее движением. По словам сэра Эдмунда, леди Анабелла и сэр Фергус неважно себя чувствовали. И девушке пришлось признать, что без этих двоих ей гораздо лучше, хотя, конечно же, дурно радоваться чужой болезни… Разумеется, с ней рядом оставался сэр Эдмунд, но он, как обычно, не обращал на девушку никакого внимания (в это время сэра Эдмунда занимало совсем другое; он решал очень важный вопрос: которую из хорошеньких служанок затащить сегодня к себе в постель?).

Когда сэр Артан положил ей на тарелку кусок оленины, Сесилия поблагодарила его улыбкой. Ей до сих пор не верилось, что такой красивый мужчина искал ее общества и жаждал ее поцелуев. Девушке казалось лестным привлечь внимание такого человека, как он. Она считала, что ей очень повезло, ведь многие женщины Данбарна – как гости, так и служанки – из кожи вон лезли, желая, чтобы сэр Артан обратил на них внимание. Однако он не проявлял к ним ни малейшего интереса. Сесилия находила такое поведение горца довольно странным, но оно тешило ее самолюбие, порой даже восхищало.

После окончания вечерней трапезы Сесилия позволила сэру Артану проводить ее. Некоторые из родственников сэра Фергуса бросали в ее сторону неодобрительные взгляды, но сэр Эдмунд был слишком занят – пытался очаровать пухленькую леди Хелену, – поэтому и не заметил, чем занята его подопечная. Что-то подсказывало Сесилии: необычная свобода, которая позволялась ей последние несколько дней, должна очень скоро закончиться. И ей казалось, что в ушах у нее все еще звучал зычный голос разгневанной Анабеллы (опекунша отчитала ее в тот день, когда Сесилия показывала сэру Артану окрестности Данбарна, и, по словам Анабеллы, именно девушка была виновата в том, что «какой-то идиот их чуть не убил»).

– А вы знаете, что никто не признается в том, что был возле ручья в тот день, когда в нас выпустили стрелы? – сказала она сэру Артану, остановившись перед своей дверью. Словно какой-то дьявольский голос нашептывал что-то на ухо Сесилии, искушая ее пригласить молодого человека в спальню.

– Да, знаю, – ответил Артан. – Что ж, ничего удивительного… Ведь ни один охотник никогда в жизни не признается, что он – плохой стрелок. И раз уж мы с вами не пострадали, то никто и не придает этому происшествию особого значения.

Девушка молча кивнула. Она вдруг поймала себя на том, что не может отвести взгляд от соблазнительных губ молодого горца. Она жаждала его поцелуя, жаждала как безумная.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке

Похожие книги