Маськин

Тема

Аннотация: Кто из нас не тоскует по Винни-Пуху и Карлсону, которые безвозвратно остались в нашем детстве! С явлением в мир Маськина мы снова обрели положительного, симпатичного во всех отношениях персонажа, который интересен прежде всего нам, взрослым! Наконец-то вышел в свет очень смешной и трогательный роман-шутка Бориса Кригера «Маськин». Роман «Маськин» – это пятьдесят глав, пятьдесят весёлых, милых и смешных историй, которые приятно и весело читать. Писателю удается сочетать простоту незатейливого рассказа с глубокими философскими мыслями, иронию и доброту, вымысел и реальность. Книга «Маськин» прекрасно иллюстрирована замечательным художником Ирой Голуб.

Остросоциальная направленность произведений Кригера позволяет вспомнить о традициях русской социальной сатиры, в частности, о произведениях Н. В. Гоголя и М. Е. Салтыкова-Щедрина, создавших литературные модели русской действительности, словно в зеркале отражающие ее недостатки.

---------------------------------------------

Борис Кригер

МАСЬКИНУ ПОСВЯЩАЕТСЯ…

Rêné Descartes m’a dit qu’on ne saurait rien imaginer de si étrange et si peu croyable, qu’il n’ait été dit par quelqu’un des philosophes…

Mais j’essayerai…

Boris Kriger

Рене Декарт сказал мне, что никто не сможет в ыдумать ничего столь оригинального и маловероятного, чего не было бы уже выдумано кем-либо из философов.

Но я попробую…

Борис Кригер

А кто, собственно, такой этот Маськин?

(Вместо предисловия)

Вообще вопросы типа «Ты кто такой?» существуют со дня творенья Мира. Господь Бог, напачкавшись в глине, наконец вылепил бородатенькую мордочку Адамушки, а тот едва глазки открыл, Бога ручонкой за нос пощупал и говорит:

– А ты, собственно, кто такой?

Бог ему до сих пор не ответил… То ли обиделся, то ли задумался над вопросом…

Итак, разумеется, ожидая ваш законный вопрос: «Кто такой Маськин?», я привожу следующий пояснительный диалог, потому что читатели ведь любят читать книжки, где много диалогов и картинок, а мне не хочется разочаровывать вас с первой же страницы.

– А кто, собственно, этот Маськин такой, чтобы о нём писать или, того хуже, читать романы? Я что-то о таком не слышал. Он что, убил пятьдесят миллионов?

– Нет.

– Участвовал в массовых казнях?

– Тоже нет!

– Изобрёл атомную бомбу?

– Опять нет.

– Сбросил атомную бомбу?

– Опять мимо. (Один из тех, кто сбросил, стал на днях героем журнала «Тайм» и жаловался, что ел в тот день ананасовое желе и с тех пор есть его больше не может… вот это человеческая трагедия! Чувствуете размах?! Он дожил до восьмидесяти лет и всю-ю-ю-ю-ю-ю-ю жизнь без ананасового желе!)

– Может быть, Маськин, тихо в бороду, изобрёл такую теорию, от которой пара континентов залезли самостоятельно в петлю и удавились?

– Тоже нет!

– Ну, извините, – скажете вы, – тогда это личность непримечательная, потому что надо сгубить определённый минимум душ, чтобы считаться великим героем или исторической личностью.

– Маськин – это собирательный образ, – заотнекиваюсь я, но вы не будете слушать, отвернётесь и пойдёте проживать свои будни меж троллейбусных остановок и стиральных машин, а мой роман окажется ненужным, забьётся в угол и будет там шмыгать носом.

Вы сами того не осознаёте, что этой жизнью правят романы.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке