Русская жизнь-цитаты- ноябрь-декабрь 2016

Тема

Русская жизнь-цитаты

https://medium.com/russianlife

Ноябрь-декабрь 2016

Олег Кашин:”Путин — узурпатор. То есть во многом он пришел на уже узурпированное, но это его едва ли оправдывает: мог ведь иначе распорядиться доставшейся ему властью, а распорядился вот так. Все институты государства, существовавшие в той России, которая когда-то избрала его президентом, он либо заменил фиктивными, ненастоящими, либо сделал своей собственностью. До Путина в России был какой-никакой парламент, теперь парламента нет. До Путина в России был какой-никакой суд, теперь нет и суда. До Путина в России была относительно независимая региональная власть, теперь нет и ее, а регионы — это вотчины для путинских людей.

Путин — враг прогресса и враг культуры. Сознательная непрерывная архаизация общества — это Путин, он это делает нарочно. Выдуманные псевдоправославные традиции, карикатурное пуританство и гомофобия, позорная борьба с интернетом и как с пространством свободного высказывания, и как с бизнесом. Любое творчество — и то, которым занимаются художники, и то, которым занимаются инженеры, — Путину непонятно и чуждо, ему нужна лояльность, которой он добивается подкупом или полицейскими мерами. Купленные им деятели искусства превращаются в поддакивающих ему болванчиков, для которых именно поддакивание делается смыслом существования. Плохие фильмы Михалкова — это Путин. Плохая новая архитектура российских городов — это Путин. Плохое российское телевидение — это Путин и только Путин. Фальшивые диссертации и университеты, больше похожие на ларьки по продаже дипломов, — это тоже он, Путин.

Путин украл Девятое мая — я выделю это в отдельный пункт, потому что он имеет принципиальное значение не для прошлой истории, а для настоящего и для будущего. Единственная точка общенационального консенсуса в непростой русской истории ХХ века, единственный настоящий праздник — тот, который “со слезами на глазах”, — Путин сделал его своими именинами, подменив тяжесть испытания и трагедии дешевой казенщиной, полной неуместных политических намеков. В годовщину снятия ленинградской блокады путинские политики из “Единой России” сравнивают блокаду с нынешними западными санкциями, а уж в роли фашистов у нас кто только не перебывал, и прежде всего украинцы, конечно. Раньше “закон Годвина”, когда любой спор упирается в Гитлера, работал только в дурацких интернет-спорах, теперь этот закон стал всероссийским: будешь плохо себя вести, и власть объявит фашистом тебя.

Путин — человек из прошлого. Все гадости о западном империализме, прочитанные в молодости, он реализует в своем государстве. Военщина и полицейщина, культ “геополитики” в международных делах, вера в глобальные заговоры и в международную агентуру внутри страны — Россия стала страной победившего военного пенсионера, верящего в козни ЦРУ и искренне жалеющего, что тогда на Эльбе наши не перестреляли всех американцев, а зачем-то бросились с ними обниматься.

Путин — реваншист. Советская система, свергнутая Горбачевым и народом в конце восьмидесятых, восстановлена Путиным в самом упрощенном виде, когда, опираясь на массовую ностальгию по прошлому, он возрождает не то, по чему скучают люди среднего и старшего возраста, а то, что они когда-то ненавидели: и номенклатурный класс, и идеологический диктат, и внешнеполитическое огораживание.

Путин — строитель государства, враждебного своему собственному населению. Феномен Чечни, когда в границах одного региона выстраивается феодально-фашистская диктатура, служащая, помимо прочего, инструментом устрашения для всей остальной страны, — это все-таки очень странная модель государственного устройства, на которую народ России Путину согласия не давал.

Путин — президент нереализованных надежд и топтания на месте. От внезапно закончившихся лет нефтяного богатства не осталось даже символических материальных свидетельств: дорог, больниц или школ. Все потрачено неизвестно куда, российская провинция живет так же, как жила двадцать или сорок лет назад. Бедные регионы тихо дичают, и новости типа той, когда коллектор бросил бутылку зажигательной смеси в кроватку младенца, дед которого должен денег банку, никого уже не удивляют и не шокируют — ну да, так живет Россия, все привыкли. Когда власть для человека становится главной ценностью, а страх потерять ее — главным страхом, невозможно никакое движение вперед, потому что движение создает ненужные Путину риски. Создавать государственные институты, диверсифицировать экономику, реформировать полицию, да что угодно — это не просто не нужно ему, для него это настоящая угроза, поэтому единственный вид перемен, к которым он готов, — это деградация; чем примитивнее государство, тем удобнее удерживать в нем власть.

Путин — президент лжи. Ложь стала для него важнейшим инструментом управления страной. Так называемая повестка дня, придумываемая в Кремле и оформляемая пропагандистами государственных телеканалов и подконтрольных государству остальных СМИ, подменила обществу реальную картину мира и позволяет Путину делать что угодно, не опасаясь, что его ошибки и преступления могут стать предметом общественного внимания.

Путин — циник. В своем отношении к жизни он исходит из того, что всех можно либо купить, либо запугать. Система общественных отношений, сформированная Путиным, аморальна и безнравственна, она не предусматривает благородных мотиваций и в равной мере растлила как сторонников, так и противников Путина, готовых разговаривать на его языке хотя бы потому, что другого языка в России Путина просто нет.

Путин лишил Россию веры в себя. Он выстроил полувиртуальную систему государственных культов. Есть “Искандеры”, есть спортсмены, есть “Евровидение”, есть Крым, но нет и не может быть отношения к России как к чему-то по-настоящему своему: государственные интересы, о которых он любит говорить, никак не связаны с интересами частного человека. Участие граждан в определении судьбы страны даже по самым мелким вопросам фактически исключено: невозможны референдумы, выборы превращены в фарс, демонстрации и митинги ограничены до такой степени, что если их запретить совсем, никто не заметит. Общества не видно и не слышно — есть только система подавления, работающая так исправно, что любой недоброжелатель России обнаружит в ней признаки нашего векового рабства или безволия, но ты попробуй побудь свободным человеком в стране с центрами “Э”, ОВД “Дальним” и 282-й статьей Уголовного кодекса.

Вот, если навскидку, десять пунктов, по которым Путин однозначно плох, но в моду сейчас входит даже не одиннадцатый по значимости, а сто одиннадцатый: Путин — коррупционер. Да, очевидно, путинская система строится и на воровстве в том числе, но было бы странно, если бы следствием узурпации, архаизации и растления не стало бы воровство. За него проще уцепиться, оно медийнее — да, наверное. Но оставляя за скобками главное, чем плох Путин, мы рискуем остаться после него с теми же гадостями, из которых состоит его царствование. Россия без Путина — это не только Россия без коррупции. Россия без Путина — это совершенно другая страна, о которой сейчас почему-то никто не думает.

http://www.svoboda.org/a/27518420.html

“Евгений Онегин” Римаса Туминаса в театре Вахтангова- смотреть в контакте- не хуже знаменитого “Дяди Вани”

http://www.vakhtangov.ru/shows/onegin

Лауреат Первой театральной премии “Хрустальная Турандот” (За лучший спектакль сезона 2012–2013)

https://vk.com/video168572387_167959767

https://vk.com/video168572387_167959688

Александр Подрабинек:”российское общество пробуждается от холопской спячки, во время которой ему было все равно где и что творит родная власть, потому что каждый дремлющий холоп всегда был в стороне и никогда ни за что не отвечал.

Развернувшаяся в последние дни жесткая, нелицеприятная и порой даже оскорбительная дискуссия свидетельствует о том, что люди начинают сопоставлять мораль и политику, перестают считать себя обреченными винтиками государственного механизма и испытывают чувство ответственности за происходящее в стране и за ее пределами

https://www.facebook.com/alexander.podrabinek/posts/1144789968972696

Валерий Соловей:”У элиты стокгольмский синдром: дескать, мы понимаем, что лодку несет куда-то не туда, но выпрыгнуть из этой лодки уже не можем — мы привязаны к шкиперу.

На что же элиты надеются?

На то, что цены на нефть вырастут, с Трампом начнем договариваться, тогда начальник откажется от жесткого курса и вернется к контракту 2014 года.

Вы посмотрите, как некомфортно (лидеру ПАРНАСа, премьер-министру РФ с 2000 по 2004 год) Касьянову в оппозиции. Это чиновник, это крупный вельможа, и он оказался в крайне непривычной для себя роли, в которой Навальный чувствует себя как рыба в воде, а Касьянов — нет. И вот представьте себе множество таких касьяновых — образованных чиновников, управленцев, которые уговаривают себя, что власть — она понимает, что мы безнадежно отстаем от Запада, что надо же что-то менять, надо темпы развития пришпоривать… Я хорошо знаю, что есть точка зрения, достаточно влиятельная, что отставание — не страшно. Мы, говорят, всегда отставали от Запада, будем отставать и впредь, не страшно. Главное, нам гарантировать покорность населения, для этого у нас существует полиция и теперь Национальная гвардия, и еще надо иметь защиту от внешних вмешательств, а для этого у нас есть ядерное оружие. То есть не надо вообще ничего делать, нам повезет.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке