Дик-умник

Тема

---------------------------------------------

Пикард Барбара

Барбара Пикард

перевод Светлана Лихачева

Жили некогда селянин и его жена, и был у них единственный сын. Звали его Ричард, но в деревне дали ему прозвище Дик-Простак. Честный паренек от работы не отлынивал, охотно приходил на помощь любому, только попроси, для всякого у него находилась в запасе веселая улыбка, только вот честолюбия у него не было, ни чтобы в люди выйти, ни чтобы денег побольше заработать, а в глазах его отца то было недостатком весьма серьезным. А голова Дика была настолько забита фантазиями, что места для здравого смысла в ней оставалось немного, и за это мать отчитывала его по сто раз на дню.

- Горюшко ты мое! - вздыхала она. - Неужели ты не можешь хоть чуть-чуть подумать? - Что с ее стороны было крайне несправедливо, потому что Дик думал постоянно, хотя, может статься, не о разумных, практичных вещах, что имели вес в глазах его матери.

- Не пропусти выгодной сделки. Начни с малого, и вскорости разбогатеешь, - говаривал отец, когда они вместе отправлялись на ярмарку, а затем злился, когда Дик не проявлял ни малейшего интереса к тому, чтобы купить подешевле, а продать подороже.

- Простоват мальчик. Хочет как лучше, да только простак простаком, жаловался отец Дика своим друзьям, так, словно смекалка ценнее благих намерений.

- Да, ума ему природа не дала, зато сердце доброе, - оправдывалась мать перед соседями, так, словно ум важнее доброго сердца.

Дик охотно работал в поле и на скотном дворе, обожал всякую животину; а больше всего на свете любил наигрывать на свистульке ценой в пенни. Ни одной мелодии сыграть толком он не умел, и мать вечно жаловалась на шум и при первой же возможности свистульки выбрасывала. Но Дик не возражал; он тут же принимался копить деньги, и, насобирав пенни, покупал себе новую.

Однажды отец его не смог поехать на ярмарку сам, а нужно было продать откормленную свинью; так что он отослал со свиньей Дика, надавав ему наставлений, дабы не продешевил.

- Меньше чем за два золотых не продавай, - говорил он. - Свинья почти столько и стоит.

- Да, папа, - отвечал Дик.

- И сразу же возвращайся домой, да смотри, не потеряй деньги по дороге, - говорила мать.

- Да, мама, - отвечал Дик.

- Завяжи деньги в платок, - наставлял отец.

- Да, папа, - отвечал Дик.

- И спрячь платок поглубже в карман, - упреждала мать.

- Да, мама, - отвечал Дик.

- И не вздумай позабыть о том, что мы тебе говорили, - хором воскликнули оба родителя.

- Да, мама. Да, папа. Не забуду, - подтвердил Дик и зашагал по дороге, ведя за собой свинью.

Мальчуган не спешил - ведь свинья не проявляла ни малейшего желания пуститься бегом. Кроме того, ему нравилось идти в рассветном зареве, размышляя о чем-нибудь приятном, - о том, о чем грезил всегда. Например, об эльфах, высоких и стройных, живущих в заколдованном холме, - там он давно мечтал побывать, да только пути не знал, - об эльфах в зеленых одеждах, с волосами цвета спелого ореха, что поют серебристыми голосами и на пирах своих угощаются медвяной росой да желудевыми хлебцами.

Так, грезя наяву, Дик добрался-таки благополучно до ярмарки вместе со свиньей; и поскольку свинья и впрямь была отменная, очень скоро фермеры принялись набивать цену. Кто-то предлагал пятнадцать серебряных монет, а кто-то - десять; а кто-то - один золотой. Но, памятуя об отцовских наказах, Дик вежливо отвечал:

- Нет, благодарю вас. Цена этой свинье - два золотых.

Так же он ответил и фермеру, предложившему два золотых и еще два серебряных шиллинга в придачу. Фермер рассмеялся.

- Бывают же на свете честные торговцы! - похвалил он. - Вот твои два золотых. А теперь давай свинью.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке