Неопознанный ходячий объект (43 стр.)

Тема

— Иван, — дружно крикнули мы, — пожалуйста, выходи…

Тут мы одновременно вспомнили, что парень не в себе и неизвестно, как отнесется к нашей просьбе.

— Иван, — выразительно посмотрев на меня, начала Женька сольное выступление, — мы на твоей стороне. Слышишь? Мы тоже ищем оборотня. И почти уже поймали. Нам нужна твоя помощь. У нас есть ружье в городе, твоя пуля без ружья еще ничего не значит. И втроем мы его скорее одолеем, ведь он очень хитрый, и выслеживать его придется долго… Ох, бред какой, — тихо пожаловалась Женька и опять возвысила голос:

— Мы будем дежурить по очереди, двое спят, один на посту, и выследим его. Помоги нам, пожалуйста.

— А какое у вас ружье? — спросили из-за моей спины.

— Не оборачивайся, — шепнула Женька, и я замерла. Подружка скроила мне физиономию, мол, не стой как пень, ответь человеку, и я брякнула первое, что пришло в голову:

— «Винчестер».

— Откуда у вас «винчестер»? — насторожился мальчишка.

— У меня муж — полковник спецназа. Если хочешь, я тебя с ним познакомлю.

— «Винчестер» — это хорошо, — пробормотал парнишка, влезая в окно. — А я хотел у дяди Васи ружье взять. Но у него ружье старое, он его в сундуке прячет…

— О ружье не беспокойся, — встряла Женька, — ты лучше скажи, как идут дела… В смысле, как ты думаешь пулю отливать? На костре вряд ли получится, нужна высокая температура.

— Уголь нужен, — кивнул Иван Бородин. Бедный парень не имел ни малейшего представления ни о диаметре пуль, ни о технологии их изготовления, впрочем, я тоже об этом представления не имела, так что нечего умной прикидываться.

— Давай поговорим об оборотне, — предложила я.

Женька сделала недовольное лицо, и я испугалась, что все испортила, но Иван Бородин, присев у костра на стопочку кирпичей, кивнул:

— Вы его видели?

— Огромный такой, похож на волка, только очень лохматый?

— Ага. Воет, жуть.

— А в человечьем обличье ты его встречал?

— Конечно.

— Когда?

— Давно.

— Вчера? Два дня назад? — продолжила я допытываться, но мальчишка повторял:

— Давно. — И стало ясно: представление о времени у него свое собственное, и «давно» может быть как неделю назад, так и год.

— А как он выглядит, когда человеком становится? — зашла я с другого края.

— Человеком, — подумав, ответил Иван.

— А рост, волосы?

— Он разным бывает. Каким захочет, таким и будет.

— Ясно, — сказала я, хотя никакой ясности в ситуацию это не внесло.

Мальчишка наверняка встречал в своих странствиях людей, с его точки зрения, подозрительных, а его фантазия всех их преобразила в оборотней.

— Он ходит в плаще с капюшоном? — додумалась спросить Женька.

Мальчик нахмурился, посмотрел за свою спину, точно проверял, не стоит ли кто там, и перешел на шепот:

— Нет. Это Зеленый охотник.

— Его ты тоже видел?

— Ага.

— На него серебряная пуля нужна? — задала я вопрос, боясь, что парень замкнется.

— Нет. Он больше не появится.

— Почему ты так уверен?

— Потому. Он затаился.

— И ты знаешь где?

— Знаю, — ответил мальчишка, а мы переглянулись.

— Он что, и сейчас там?

— Конечно. Куда ему теперь деться?

— А где это место, показать сможешь?

— Я туда не пойду.

— Почему?

— Страшно. Я видел, он там сидит. Пусть сидит, он теперь ходить не будет.

— Хорошо, ты не пойдешь показывать, где он, а просто объясни, мы найдем. Хотим убедиться, что это действительно Зеленый охотник, а не кто-то другой.

— Ладно, — подумав, согласился мальчишка и стал объяснять, где найти логово Зеленого охотника. Затем мы уговорили его отправиться домой, потушили костер, спрятали чугунок с ложками и проводили мальчишку до дома, а сами отправились разбираться с Зеленым охотником.

Если верить Ивану, логово находилось как раз по пути следования из деревни к пансионату, что нас, признаться, насторожило. По моим представлениям, Зеленому охотнику стоило оборудовать себе нору на болоте, раз его местопребывание связывают именно с болотом. Однако в этом были и свои плюсы, не надо на ночь глядя тащиться бог знает куда. Не найдем логово, так хоть в пансионате поскорее окажемся. Поэтому шли мы по лесной дорожке весело, ничего особо пакостного от судьбы не ожидая.

Надо сказать, как найти Зеленого охотника, Иван объяснил нам довольно толково, в чем мы вскоре смогли убедиться.

— Так, поворот, — сказала Женька, извлекая из кармана фонарик, который не забыла прихватить. Кстати, в лесу уже было темно, и до сих пор мы обходились без фонаря только потому, что песчаная дорога хорошо просматривалась и сбиться с пути мы не боялись. Теперь, конечно, фонарь понадобится, если мы не желаем свернуть себе шею. Женька щелкнула фонариком и продолжила:

— Ищи поваленную сосну.

— Вот она, — обрадовалась я. — Теперь куда?

— Он сказал — прямо.

— Ага. Идем прямо. Следующий ориентир две березы, сросшиеся вместе.

— Фиг их найдешь в такой темноте, — водя фонариком, пожаловалась Женька. Ступали мы очень осторожно, а сойдя с дороги, поняли: только дураки суются ночью в лес. Надо было дождаться утра, а уж потом искать логово.

И тут очам нашим предстала береза, точнее, две, причем затейливо переплетенные. Выходило, что местоположение Зеленого охотника не Ванькины фантазии, оттого мы продолжили поиски с удвоенным рвением.

— Так, поворачиваем к деревне, и шагов сто в сторону.

— Кажется, здесь.

— Он сказал, возле сосны заросли, а там яма. Ты видишь сосну?

— Наверное, раз мы в лесу… Вот кусты. Похоже это на заросли?

— Вполне.

— Тогда давай проверим.

Мы опасливо приблизились к кустам, раздвинули ветви и увидели что-то вроде ямы. Должно быть, здесь когда-то росло большое дерево и его вырвало с корнем, с той стороны выросли деревца, кусты надежно защищали яму от посторонних глаз. Не зная наверняка, заметить ее было трудно.

Свет фонарика переместился вниз, и мы издали дружный стон. В яме, спиной к нам, кто-то сидел. Женька едва не выронила фонарь, но я успела его перехватить. Так и есть. Мужчина.

В штормовке с поднятым капюшоном. Он сидел, привалившись к земле правым плечом, и был абсолютно неподвижен.

— Может, это какой-то фокус? — пискнула Женька. — Кто-то напялил штормовку на палку…

Данное утверждение прибавило мне отваги. Я спустилась чуть ниже и как следует осмотрела сидевшего. Вне всякого сомнения, это был человек. Я видела ногу в резиновом сапоге, смущало одно: человек точно застыл.

— Анфиса, пошли отсюда, — пробормотала подружка, — позовем участкового.

Пусть он на него посмотрит.

Я была с ней полностью согласна. Живой человек так сидеть не мог… А если он просто хитрит? Мы приблизились, и… в этот момент я обо что-то споткнулась, ноги заскользили по глинистой земле, и я, буквально съехав вниз, уперлась ногами в спину Зеленого охотника. Он начал заваливаться назад, я попыталась отползти в сторону, а он, лишившись опоры, упал, и мы с Женькой заорали во всю мощь легких: у него не было головы. Окровавленная штормовка была застегнута на все пуговицы, а вот капюшон пуст.

— Я этого не вынесу, — громко сказала я и попыталась лишиться чувств.

Ничего подобного. Женьке это тоже не удалось. Она сидела на краю ямы и громко стучала зубами.

— Может, там ничего нет, — переведя взгляд на меня, выдала она ценное замечание. Это, как ни странно, вернуло мне решительность.

— Чего нет? — грозно спросила я.

— Ну… там… в штормовке. Анфиса, скажи мне честно, это труп?

— Труп, — пробормотала я, и мне стало как-то легче. — Это труп, — повторила я, — тот самый, что сегодня искали. Есть кисти рук, есть труп, а это значит, что голова тоже была, то есть что мы ее действительно видели. — Конечно, радоваться тут было нечему, и в тот момент я ощущала душевный подъем вовсе не от удовлетворения, что нашла то, чего другие не могли найти, а оттого, что все происходящее вновь приобрело логические очертания. Никакой мистики.

Никаких галлюцинаций. Есть преступление, и есть преступники, которые мутят здесь воду, а с преступниками мы уж как-нибудь справимся. — Так, — выбравшись к Женьке, перешла я на шепот. — Надо срочно сообщить участковому.

— Ага, — кивнула она, и мы уже сделали несколько шагов, когда я схватила ее за руку.

— Его нельзя оставлять.

— Почему? — перепугалась Женька.

— Ну… мало ли что…

— Анфиса, не надо меня щадить, пусть самое страшное, но правда. Ты считаешь, он того… может улизнуть?

— Так бы врезала, — не выдержала я. — Что ты дурака валяешь?

— Почему ж тогда нельзя? — еще больше перепугалась Женька.

— Потому что кто-то может его перепрятать. Скажи на милость, почему, как только стемнеет, ты становишься дура дурой?

— Кто его перепрячет? — не обращая внимания на мое замечание, спросила она.

— Убийца, кто же еще?

— А почему до сих пор не перепрятал?

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке