Ой, кто идет!

Тема

Аннотация: Ох, как время-то бежит! Не успели оглянуться, а мальчонке второй годик пошел. Сколько хлопот доставил он родителям, будучи еще совсем крошкой! (Надеемся Исповедь маленького негодника — первую книгу о нашем младенце — прочитали все.) А теперь он научился ходить, высказывать свои пожелания, стал более наблюдательным… Маленький негодник в полной мере пользуется преимуществами своего роста, так что родителям, дедушкам и бабушкам, а также домашнему коту приходится туго. Однако эти шалости — вовсе не признак злого характера. Мальчик лишь хочет, чтобы ему уделяли больше внимания и заботы.

---------------------------------------------

Саймон БРЕТТ

Второй год. Введение

Для тех редких читателей, кто не знаком с Исповедью маленького негодника, первой частью моих знаменитых мемуаров, позволю себе кратко резюмировать события первого года моей жизни.

После довольно болезненного появления на свет (не приведи Бог еще раз пережить такое!) я успел достигнуть многого. Я прибавил в весе, перешел на твердую пищу, научился сидеть и падать, передвигаться ползком и даже произнес первое слово… Впрочем, этот список можно продолжать до бесконечности. И так же бесконечны горизонты моих новых возможностей.

Родители тоже росли и развивались. Конечно, не с таким размахом, как их отпрыск, но все же весьма впечатляюще.

Да, оглядываясь назад, я не могу не признать, что они тоже прошли долгий путь перемен. Помнится, в первые месяцы моего существования они склонны были предаваться наивным иллюзиям. Они думали, что появление ребенка — то есть меня — ровным счетом ничего не изменит в их размеренной жизни. Но очень скоро мне удалось развеять это детское заблуждение. В ту пору они даже считали — ей-богу, сейчас заплачу! — что будут жить как прежде, в свое удовольствие, и пребывали в безмятежной уверенности, что ребенок не помешает им вести активную общественную и — хм, хм, — половую жизнь. Н-да.

Не стоит и говорить, что все эти воздушные замки рухнули. И я тому непосредственный свидетель.

Конечно, путь был долог и труден. Родители медленно и неохотно привыкали к новому положению, к необходимости вести себя как подобает. Иногда перед ними даже брезжила слабая, безумная надежда, что они все же имеют надо мной некую власть… Ей-богу, вот умора!

Но я настойчиво, твердо и с недюжинным терпением проделывал тяжелую воспитательную работу, благодаря чему к концу первого года родители стали как шелковые. И приняли как данность неоспоримый факт: глава семьи должен быть один. И разумеется, это я.

Я вступаю во второй год жизни уверенно, но с осторожностью. Да, родители желают нам добра, однако с них нельзя спускать глаз. Стоит отвернуться, расслабиться — и Бог весть что может прийти им в головы. Вот почему над ними, как дамоклов меч, всегда будет нависать моя тройная бдительность. Ведь доброта и жестокость — неотделимы… Только так можно строить отношения с родителями.

Но вам, дорогие читатели, ничего не грозит. Я обещаю: вас ждет сплошное удовольствие, ведь вам предоставляется уникальная возможность прочитать избранные страницы из дневника второго года моей жизни. Счастливчики!

Тринадцатый месяц

День 1

Ну вот он и начался, мой второй год. И чем же родители отпраздновали это событие? Тяжелым похмельем после вчерашней попойки. Да уж, из образа не выпали… Господи, когда эти двое повзрослеют?

Ладно. Я решил по-своему отметить знаменательную дату — сказать второе слово. Я заранее знал, какое именно. Самое необходимое в любой ситуации, краткое, лаконичное и очень близкое мне по духу.

Подходящий случай для второго слова представился во время купания.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке