Внешняя жизнь

---------------------------------------------

Эрно Анни

Внешняя жизнь

Анни Эрно

Внешняя жизнь

Перевод с французского Евгений Ерохин

1993 год.

3 апреля.

В пригородном метро в Сержи-Префектюр садятся три девушки и парень с разорванными на коленях джинсами и кулоном на шее, подвешенном на цепочке.

Одна девушка другой: "От тебя хорошо пахнет" - "Это Миниду". Парень: "Рено играет в Жерминале". Девушка: "Так себе фильм". Парень оправдывается: "Обожаю Рено и Золя..." Они направляются в Виржен.

Это субботнее метро, везущее в Париж молодежь и семейные пары с детьми. Атмосфера замыслов и желаний читается на лицах, в телах, оживляющихся, чтобы усесться и подняться. Люди выходят на Этуаль, в Аль, где их уже встречают звуки музыки.

Возвращение из Парижа, вечер. Пара с двумя детьми. Маленький мальчик, едва коснувшись сиденья, тот час же уснул, сжав губы; черты его лица напоминают старческие. Девочка, лет пяти-шести, белокурая, в очках, все время вертится. На ней черные блестящие колготки от Шанталь Томасс, немного вызывающие. Отец смотрит на ноги дочери и повторяет: "Подтяни юбку, она задралась слишком высоко". Мать, одетая безо всякого изящества, делает вид, что не слышит.

8 апреля.

Собрание домовладельцев. Говорят о лестничных клетках, подвалах и т.д.. каждый затронутый вопрос - возможность продемонстрировать свои знания: "Нужно поставить счетчики в таком-то месте"; поведать забавную историю: "В доме, где я жил прежде", рассказать байку: "В тот день, жилец с шестного этажа..."

Эти разговоры - необходимое средство к существованию.

С тех пор, как в Сержи открылись университеты, по вечерам можно видеть студентов, делающих покупки в Ошане. Их можно узнать у касс по некоторой ироничной дистанции между их группами, не испытывающих необходимости здороваться друг с другом и преобразованных в людей, привыкших видеться весь день на занятиях или в университетской столовой. Это "определенно обозначенные" сообщества (с одним и тем же местом проживания, общими интересами; одинаковым графиком занятий), влиятельные и недолговременные.

13 апреля.

В пригородном метро в направлении Сержи, женщина - азиатка занимается вязанием, расположив на коленях схему узора. Это кажется достаточно сложным: три шерстяных клубка различных цветов, которыми она последовательно вяжет. Я читаю "Ле Монд", про то, что происходит в Боснии. Глазами этой войны, мои действия настолько же бесполезны, как и ее. Восемнадцать лет назад я должна была читать таким же образом статью про политических беженцев, убегающих из своей страны; среди которых, возможно, была и эта женщина. Перед станцией Конфлан она вытаскивает ключницу, выполняющую функцию ножниц, режет нитки, кладет клубки и схему узора в сумочку, поднимается, чтобы выйти.

17 апреля.

Рейс Марсель - Париж. Возле иллюминатора - женщина в брючном костюме сиреневого цвета, в светло - сиреневой рубашке, с черно - золотистой сумочкой под цвет обуви. Она не читает. Она начинает тщательным образом подпиливать ногти. Чуть позже смотрит в зеркальце. Несколько раз открывает и закрывает сумочку, что-то в ней ищет, хотя, может быть и нет.

Когда проходит стюардесса, толкая перед собой тележку с прохладительными напитками, она просит шампанского, оплачивает его и медленно пьет, смотря прямо перед собой. Эта женщина, которая несомненно найдет своего мужчину, платит за шампанское, чтобы сделать ожидание этого счастья более совершенным. Она празднует ожидание самой себя.

Перед посадкой она вновь смотрится в зеркальце и поправляет макияж.

Вечер. На станции Аль один негр играет на литаврах. Другой стучит по барабану, третий поет. Какой-то пьяный танцует возле них с куклой, просунутой под ремень брюк. Вокруг толпа пассажиров.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке