Мегрэ и виноторговец

Глава I

- Значит, ты убил ее, чтобы ограбить?

- У меня и в мыслях не было ее убивать. Разве из пугача убьешь?

- Ты знал, что у нее водятся деньги?

- Конечно!.. Ей за восемьдесят, она всю жизнь работала и уж наверняка что-нибудь сколотила.

- Сколько раз ты просил денег?

- Не считал. Только появлюсь - она уже знает, зачем я пришел. Родная бабка, а надо же, вечно швыряла мне всего одну монетку в пять франков.

Вам разве понять! Ну, что для безработного пять франков?

Мегрэ нахмурился. Ему было тяжело и грустно. Заурядное дело - мерзкое убийство с целью грабежа. С такими сталкиваешься чуть ли не каждую неделю. Мальчишка, которому нет и двадцати, убивает одинокую старуху, чтобы обобрать ее. От других этот Тео Стирнэ отличается только тем, что прикончил собственную бабку.

Ведет он себя спокойнее, чем можно было ожидать, и, отвечая на вопросы, старается ничего не упустить. Одутловатый, круглоголовый, пучеглазый парень, с круто срезанным подбородком и толстыми губами, такими красными, что в первую минуту они показались накрашенными.

- Пять франков! Как мальчишке на сласти.

- Муж ее жив?

- Помер. Лет сорок назад. У них был галантерейный магазинчик на площади Сен-Поль. Вот уже два года как бабка совсем перестала ходить, и ей пришлось закрыть лавку.

- Где твой отец?

- В Бисетре. У психов.

- А мать?

- Я с ней давно не живу. Она каждый день пьяная.

- Братья и сестры есть?

- Сестра. Не знаю, что с нею: ей было пятнадцать, когда она удрала из дому.

Он выкладывал все это без тени волнения.

- Ас чего ты взял, что бабка держит деньги дома?

- Такая не то что банку - сберкассе не доверит.

Девять вечера. Преступление было совершено накануне в это же время, в старом доме на улице Короля Сицилии, где Жозефина Менар занимала две комнаты на четвертом этаже. Соседка с пятого, хорошо знавшая Тео, встретила его на лестнице, когда он выходил от бабки. Они поздоровались.

Спустя полчаса другая соседка, госпожа Паллок, занимавшая квартиру напротив Жозефины Менар, решила, как всегда, забежать к ней на минутку.

На стук никто не ответил. Дверь была не заперта, и она вошла.

Жозефина, скрючившись, лежала на полу с размозженным черепом и кровавым месивом на месте лица.

В шесть утра Тео Стирнэ задержали. Он спал на скамейке в зале ожидания Северного вокзала.

- Почему ты все-таки убил ее?

- Я не собирался убивать. Она бросилась на меня, я растерялся...

- Ты навел на нее пугач?

- Верно. Но она и глазом не моргнула. Видно, сразу сообразила, что шпалер не настоящий, и как заорет: "Вон, паршивец! Уж не думаешь ли на испуг меня взять?" Потом схватила с круглого столика ножницы и кинулась на меня, а сама все кричит: "Вон! Говорят тебе, пошел вон, не то пожалеешь..." На вид маленькая и хлипкая, а до чего взбеленилась! Я испугался, что она выколет мне глаза ножницами, и стал искать, чем бы защититься. Вижу, у печки лежит кочерга. Подобрал ее и...

- Сколько раз ты ударил?

- Да разве я считал? Но она еще держалась на ногах и не сводила с меня глаз.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке