Служанка двух господ (69 стр.)

Тема

Ещё — потрясающей красоты кружева, которые ткали не люди — разновидность пауков, жившая в пещерах. Их специально выращивали, паутину с помощью магии укрепляли, и потом отправляли на продажу. Потрясающе тонкие, мягкие, невесомые кружева, которым сносу не было, с помощью магии их окрашивали в разные цвета, а ещё, делали паутинку серебристой или золотистой. В книге упоминалось, что эти кружева очень любят придворные модницы, и даже сама невеста наследника, принцесса из Элимии. Я невольно подумала о том белье, что мне подарили. Хотя, вряд ли, изделия этих необычных пауков — кстати, узор никогда не повторялся, — стоили немалых денег.

Часам к двенадцати Лорес решительно заявил, что пора прерваться на второй завтрак, и мне, и ему, на сей раз я сама сходила за подносом. Мне размяться тоже не мешало. Пока ели, младший лорд, спросив, что сейчас изучаю, поделился рассказами про один из городов, Скалейв, у них там, оказывается, поместье имелось, и даже собственная маленькая винодельня.

— Там два раза в год большие праздники проводятся, весной и осенью, — говорил Лорес, неторопливо прихлёбывая травяной чай. — Конечно, приуроченные к сбору винограда и посвящённые вину. Очень красочно, кстати, и алкоголь представляют там качественный, вкусный. Мы с отцом на это время берём отпуск и едем отдыхать туда, — в голосе лорда проскользнули мечтательные нотки. — Народу много, но наше поместье особняком стоит, в небольшой долине, с собственным выходом к морю и пляжем. Так что время проводим отлично, — его задумчивый взгляд скользнул по мне. — Ты была когда-нибудь на море?

— Конечно, — я кивнула, доедая тёплый салат из сочных, поджаренных кусочков птицы и овощей. — Вообще, купаться обожаю, всё время старалась хотя бы раз в год съездить на юг,

— вздохнула, вспоминая мои путешествия.

Море любила, да, и тёплое солнышко тоже. Интересно, к чему спрашивает?

Неужели... в перспективе собирается показать их с отцом дачку у моря? Так, не буду об этом пока думать.

— Отлично, — улыбка Лореса стала шире, он отставил пустую кружку и забрал у меня поднос с посудой. — Готова рассказывать, что по географии выучила?

— Готова, — кивнула я и встала, направившись к карте.

Получасовой ответ по карте, с уточняющими вопросами Лореса, и я перешла к следующей теме — праздники, обычаи и ритуалы Арнедилии, связанные с религией и повседневной жизнью. Вот это уже интереснее! Только спокойно углубиться в изучение фольклора страны мне, естественно, не дали.

— Ян, что сейчас учить будешь? — спросил Лорес, едва я устроилась за столом.

Рассеянно ответила, листая книгу и не глядя на собеседника.

— Иди ко мне, — последовало неожиданное предложение, причём без всяких повелительных ноток.

Я оторвалась от учебника, покосившись на Лореса. Что задумал? Скучно, что ли, стало? Так я не могу пока на развлечения-то отвлекаться! О чём вежливо, но твёрдо и сообщила:

— Я немного занята сейчас.

— Бери книгу и иди сюда, — терпеливо повторил Лорес — удивительно, даже не приказал!

— Вообще я ещё пишу, — так же терпеливо ответила я, борясь с желанием согласиться на предложение. — Мне за столом удобнее...

— Ян, или я встану, нарушив режим, или ты прекратишь придумывать отговорки, — со смешком перебил меня Лорес. — Не укушу, и приставать не буду, — добавил он ехидно.

— Тогда зачем? — вырвалось у меня, я не торопилась выполнять настойчивую просьбу.

Близость Лореса... волновала. А мне ещё учить много, и Эрсанна, думаю, не убедит оправдание моих слабых знаний тем, что его сын мешал.

— Хочу, чтобы ты была ближе, — откровенно ответил младший лорд, глядя на меня сквозь ресницы. — Ну и помогу в учёбе, про праздники я тоже много чего знаю.

Улыбка всё так же блуждала на этом красивом, породистом лице, на котором не осталось ни следа прежней слабости. Я колебалась. Точно ли не тронет?.. Не то, чтобы так сильно боялась его приставаний, но — сейчас день, и у меня ни разу не романтичный настрой.

— Яааааан, — снова позвал Лорес, уже с явными предупреждающими нотками, и взялся за одеяло. — Раз.

Встанет ведь, а Эрсанн строго наказал — три дня постельного режима! Может, его сын только с виду такой бодрый, а на деле действительно ему лучше отлежаться. Вот же, капризный какой, в самом деле! Меня ему, видите ли, надо ближе! Коротко вздохнула, прихватила учебник по истории Арнедилии с заложенной главой о фольклоре, и направилась к кровати с твёрдым намерением пресечь любые попытки помешать мне учить. И так вчера незапланированный визит леди Аллалии не дал до конца с королями разобраться! Смело взглянула в безмятежное лицо Лореса и строго произнесла:

— Будете мешать, отсяду!

После чего плюхнулась на кровать, спиной к нему, и демонстративно уткнулась в учебник. Не знаю, с чего вдруг во мне проснулось глухое раздражение приставучим Лоресом, но ПМС вообще штука, которая логике не поддаётся.

— Уже условия ставишь, Яночка? — однако голос Морвейна-младшего звучал чрезвычайно довольно.

А в следующий момент вокруг моей талии обвилась нахальная рука и притянула к Лоресу. Возмущённо засопев, я завозилась, пытаясь выбраться, потом сдалась — шустрый больной обнял уже двумя руками, прижав к себе и положив подбородок на плечо. Фига, теперь точно не высвобожусь.

— Всё, Ян, успокойся, — мягко, но с отчётливыми нотками предупреждения произнёс Лорес над ухом. — Давай, открывай на праздниках.

Пришлось смириться с тем, что дальнейшее моё погружение в мир знаний будет происходить в объятиях и под присмотром его болезной светлости. Ладно, ладно, мне тоже приятно находиться с ним рядом! В конце концов, я вообще скинула домашние туфли и с ногами забралась на кровать, прислонившись к тёплому Лоресу и уже не напрягаясь от его близости. В кольце сильных рук так уютно, оказывается, а я так истосковалась по этому ощущению, твёрдого мужского плеча, на которое можно опереться...

— Смотри, некоторые праздники в честь богов и их детей считаются государственными, и в эти дни его величество устраивает различные мероприятия во дворце, или на природе, — пояснял Лорес по ходу моего чтения. — Для аристократов, естественно, у простых людей свои забавы.

— Что за мероприятия? — тут же заинтересовалась я — в книжке только указывалось, какие же праздники относятся к государственным, и как они обычно проходят, ну и какова история.

— Самый главный, конечно, в честь бога Жизни, Эгвена, — Лорес убрал упавший мне на лицо локон, и этот простой жест выглядел так естественно, что я на пару мгновений смешалась и отвлеклась от урока. — Это грандиозный трёхдневный приём во дворце, с танцами, фейерверком, подарками его величеству и от его величества тем, кто заслужил его благосклонность, в том числе грамоты новоиспечённым дворянам, и тогда же ставятся метки на ауру, лично королём.

Об этом празднике я читала, аналог нашего Нового Года, только здесь он не в середине зимы, а в конце, когда природа пробуждается от спячки к новому витку жизненного цикла. Символично, что уж. А вот про метки интересно. Посмотрела на Лореса с удивлением.

— Как это? — переспросила, отложив учебник.

— Если ты заметила, титулов у нас нет, их давно упразднили, — начал объяснять Лорес, поудобнее устроив меня под боком. — Вместо них его величество наносит на ауру особую метку, у каждого рода она своя, и эта метка передаётся по наследству. Причём, и законным, и не очень, детям, — с усмешкой уточнил он. — Также метку приобретает супруга, после обряда в храме, или — что случается реже — супруг, если он женится на знатной леди.

— О, как, — теперь я поняла, как Эрсанн всего лишь по обрывку ауры в кольце-артефакте вычислил потомка рода Нолейвов. — И эту метку никак не замаскировать?

— Ян, её ставит сильнейший маг страны, — спокойно произнёс он. — Десятая категория только в королевской семье проявляется.

— Понятно, — я кивнула и вернулась к теме праздников. — Хорошо, про приём ясно. А ещё что?

— Большой маскарад в честь Ирджи и Улинии, — продолжил рассказ Лорес, снова притянув к себе. — Пожалуй, самый любимый праздник, в этот день у работников храма Ирджи прибавляется работы, — с улыбкой пояснил он.

Ирджи — богиня Любви, и, кажется, догадываюсь, почему так с храмами. Аналог Дня Святого Валентина, только здесь он как раз в середине весны, когда всё цветёт и благоухает зеленью.

— Единственный день, когда влюблённые могут заключить союз независимо от желания родителей, поэтому праздник самый долгожданный для юных леди, и кошмар для их отцов и матерей, — Лорес откинулся на подушки, не расцепив рук, и я практически легла спиной ему на грудь, пристроив затылок на плечо. Удобно, не передать! — Обычно барышень стараются за день-два до маскарада увезти из города в поместья, под усиленный присмотр. А взрослые развлекаются на маскараде во дворце.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке