След ангела (31 стр.)

Из певчих птиц имеются в наличие только шумливые воробьи на ветках пришкольного сада, зато в голове гуляют ласковые и шальные весенние ветерки, зовут на улицу: на велик, на скейты, на ролики, на прогулки-свиданки. После бесконечных снегов и нерасчищенного ото льда асфальта как приятно пройтись по мягкой земле — пусть даже и на аллейке чахлого какого-нибудь скверика!

А там, глядишь, и учебный год закончился, и начинается самое главное, самое радостное, самое счастливое время — лето! Такое чудесное и такое до обидного короткое, даром что по календарю продолжается девяносто дней. С дополнительным, лишним в календаре днем 31 августа, который, как рассказывали им на уроках, когда-то еще древние римляне подарили всем школьникам на века вперед: как сейчас говорят, бонус.


Но все-таки школьный год очень долог, настолько долог, что устают от него не только ученики, но и учителя. И они тоже, как могут, стараются разнообразить монотонную жизнь, добавить каких-то развлечений, каких-то праздников в унылые школьные будни.

Так произошло и вскоре после осенних каникул: Ирина Анатольевна вместе с подругой, преподавательницей домоводства у девочек, объявила, что в одиннадцатых классах пройдет конкурс салатов.

Приняли участие в нем, конечно, не все девчонки. Но многие отважились и, разумеется, вовсю расстарались. И мамы их, без сомнения, были привлечены, и бабушки.

Подготовка к празднику шла заранее. Разговоры, волнения, надежды… Девчонки ночи напролет шерстили Интернет в поисках оригинальных рецептов, пачками покупали глянцевые журналы, таскали в школу кулинарные книги с красочными иллюстрациями. В назначенный день (это была среда) все девочки пришли принаряженные, с судками, банками, коробками, кастрюльками. С последнего урока — МХК — всех конкурсанток сняли, и они отправились готовить в кабинет домоводства, где еще в прошлом году у них проходили уроки труда, а потом со своими кулинарными шедеврами проследовали в актовый зал. На длинном столе поперек зала были расставлены большие красивые блюда, подаренные школе кем-то из родителей, и на каждом такая красота — хоть сейчас снимай кулинарную телепередачу.

Оба одиннадцатых поспешили подняться в зал. Двери пришлось запереть — столько нашлось желающих присоединиться к ним из других классов. Каждому из парней и тем из девочек, кто постеснялся принять участие в конкурсе, при входе выдавали пластиковую тарелку, вилку и набор цветных пластмассовых цифр с магнитиками — их используют в начальных классах, когда учат мелюзгу считать. Попробовав салаты, нужно было проголосовать, опустив пластмассовые циферки в коробки перед каждым блюдом.

Девочки-кулинарки стояли рядком, каждая по очереди рассказывала, как создавала свой шедевр. Мелькали вспышки фотоаппаратов, многие родители снимали происходящее на видеокамеры, школьники фоткали понравившиеся им блюда на мобильники.

Санек отчаянно болел за Лилу. Накануне они много говорили о предстоящем конкурсе, обсуждали варианты, он, чтобы ей помочь, рылся в Интернете, предлагая и то и это. Но Лила в конце концов остановилась на мамином рецепте.

— Мама готовить не любит, — призналась Лиля. — И я тоже не слишком люблю, мы чаще в ресторанах едим или на дом еду заказываем. Но это такое блюдо, что его испортить просто невозможно. И она иногда его делает, когда неожиданно гости приходят, и только потом объясняет, из чего оно. Всем нравится. Кроме того, я смотрела, в инете такого рецепта нет. Так что у меня стопроцентно будет самый оригинальный салат.

И теперь Санек ревниво посмотрел на изделия ее конкуренток. Да, Лилина стряпня смотрелась на общем фоне не очень-то: девчонки потратили много сил на оформление, и их блюда были настоящими произведениями искусства, украшенные цветами из ярких фруктов и овощей, какими-то фигурками… Здесь был китайский салат, выложенный в форме дракона, там красовался циферблат часов со стрелками, через блюдо от него — коралловый атолл с пальмами из зелени и оливок, нанизанных на шпажку, а рядом — целое семейство ежей, поблескивающих глазками-маслинками. Одним из самых красивых оказалось произведение Полины Козловой, по виду неотличимое от настоящего торта. Однако по рецепту это был самый обычный фруктовый салат со взбитыми сливками — и теперь Коза чуть не плакала, увидев, что точно такие же приготовили еще пять-шесть девочек из их и параллельного класса.

Настала очередь Лилы. Она сделала шаг и проговорила, почти не волнуясь:

— Я приготовила для вас блюдо японской кухни — сборный салат «Лепестки сакуры».

На самом деле это было чистой воды враньем. Ни сакура, ни Япония тут были ни при чем — такой, по выражению Темы, рекламный ход придумал Лева Залмоксис, утверждавший, что это произведет впечатление — Страна восходящего солнца была в их школе в почете. Тут, как и везде, любили аниме и мангу, и многие не упускали случая щегольнуть псевдояпонскими словечками вроде «кавайный» или «няшный».

— Блюдо это хорошо тем, что готовится за две-три минуты и при этом — ни на что другое не похоже, — уверенно говорила Лила. — Делается все очень просто. Берете баночку нарезанных шампиньонов и выкладываете в блюдо. Баночку свинины тушенной в собственном соку — туда же. Баночку очищенных креветок — туда же. И баночку нарезанного кубиками ананаса. Именно кубиками, не дольками, чтобы не резать. И все — ваш салат готов. Не надо ни майонеза, ни сметаны. Садись и ешь.

Когда она закончила, Санек зааплодировал, несколько человек его поддержали. Учительница домоводства поправила очки и подошла поближе:

— А ты уверена, что это съедобно? — спросила она.

Лила покраснела:

— Мама так готовит. Я сама не раз ела. Это вкусно…

Училка постояла, подумала, потом решилась:

— Ну, давай я попробую.

Взяла тарелочку, положила немного смеси, потыкала вилкой, попробовала… Кивнула, но все-таки не успокоилась:

— Ну, может быть, это и съедобно… но вот вопрос — салат ли это?

— Японский салат…

— Ну хорошо, — смилостивилась наконец учительница, — к конкурсу его допустим. А там уж посмотрим, как твои товарищи его оценят…

Наконец представление работ закончилось и можно было перейти к главной части — к дегустации. Ребята, шумя и толкаясь, выстроились в очередь с тарелками и вилками. Каждый стремился положить себе как можно больше. Сейчас они напоминали гостей на презентациях и дипломатических встречах, где вот так же подходят к буфету, норовя урвать как можно больше дармовой еды. Очень скоро порядок нарушился. Салаты исчезали с блюд с неимоверной быстротой. Пластиковые циферки сыпались в коробочки. Стоял всеобщий гам.

Санек отважно подошел прямо к Лиле — и увидел, что ее салат, похоже, никто не попробовал.

— Мне двойную порцию, — сказал он и щедрым жестом высыпал все свои циферки в коробочку перед Лилой. Хотел было добавить услышанную летом поговорку: «На халяву и хлорка творог», но вовремя прикусил язык.

Вкус у салата был… Да не было у этой смеси никакого вкуса вообще. У каждого кусочка оставался вкус свой собственный — у шампиньона вкус вареного гриба, у креветки — креветки, у ананаса — ананаса. В общем, есть можно.

Тем временем ребята жадно уминали еду, кто сидя, кто стоя. Потом начался шум, назревала свара между «ашками» и «бэшками» — каждый класс, конечно, поддерживал своих кулинарок. Учительницы поняли, что определить победительниц им не удастся, и, потерпев общий гвалт и суматоху минут двадцать, приказали очистить зал, вручив поощрительные призы — красочные кулинарные книги — шестерым девочкам, по три из каждого класса. В «Б» это оказались Таня Усольцева, Машка Суханова и Полина Козлова.

Санек пытался подбодрить упавшую духом подругу:

— Я вообще никогда не пробовал ничего более вкусного. Жаль, многие девчонки сделали сладкие салаты — вот отстой! После сладкого такая еда, как у тебя, просто не идет. А то бы первое место точно твое было.

Лила посмотрела на него, как на маленького, и ничего не сказала. Она расстроилась настолько, что даже на музыку в тот день не пошла, наврав родителям, что плохо себя чувствует. Сидела дома, играла в компьютер. Сашка с горя отправился было на тусу, но по дороге вдруг вспомнил о качалке, в которую его приглашал Игорь. А может, смотаться туда? Почему бы и нет? Посмотреть, что и как. За погляд, как говорится, денег не берут. А не понравится — можно и уйти.

Санек пошарил по карманам — бумажка с адресом была на месте. Он кинул в сумку футболку и штаны, в которых занимался на физре, и отправился на поиски нужной улицы.

Позже Сашка часто думал о том, что было бы, если б он не поехал? Если б не поговорил там с Игорем? Может, все в его жизни сложилось по-другому?

К его удивлению, качалка реально оказалась бесплатной. Правда, это был не какой-нибудь элитный спорт-клуб, из тех, что посещали его одноклассники, а не слишком большой специально оборудованный подвал. Вывески на доме никакой не оказалось, вход Санька нашел не без труда. Но стоило ему, нажав на кнопку звонка и услышав ответ из переговорного устройства, сказать, что он от Игоря, как замок на тяжелой, обитой железом двери тут же щелкнул.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке