Мастер клинков - Клинок выковывается (74 стр.)

Тема

– Я ведь не зря сказал тебе, что Зал славы – это не просто музей или место поклонения народа, – улыбнулся король, – это единственный верный способ найти мастера клинка. Знаешь, какая плата берётся за посещение этого священного места? Каждый вошедший сюда должен прикоснуться к Круайдину, с которым ты так содержательно побеседовал!

При этих словах гномы снова принялись хохотать. Я озадаченно посмотрел на короля, хранителя, и понял, что всякие сомнения в том, что я не мастер клинков полностью развеяны, оружие признало во мне кровь мастеров прошлого.


– Я вот хотел спросить, а наверху знают, какие сокровища вы тут храните? –спросил я короля, когда час спустя, так и не отойдя от впечатлений увиденного, мы ужинали у него в покоях.

– Может, знают, а может, и нет, – пожал плечами Торгидор. – Среди всех рас есть предатели или просто болтуны. Только какой толк им в этом знании? Оружие не подчиняется никому, кроме мастера клинков и того, кому тот подарил своё оружие.

– Подарил? – переспросил я.

– Именно, – подтвердил король. – Как гласят хроники, заставить мастера клинков выковать себе оружие, или отнять его силой – значит получить Проклятое оружие. С одним таким ты уже познакомился, поэтому можешь себе представить, каковы были свойства шести других.

– Кто-то всё же пытался, несмотря ни на что, применить к мастерам силу? – усмехнулся я. – Уроки прошлого их ничему не научили?

– К сожалению, искушение обладать легендарным оружием иногда преобладает над здравым смыслом, – Торгидор внимательно посмотрел на меня, – поэтому попытки предпринимались.

– Вы так спокойно мне всё это рассказываете, ваше величество, – я поймал его взгляд. – Значит, вы прекрасно понимаете, что заставить меня отковать Каладборг заново нельзя, и тем не менее ничего от меня не скрываете. А я ведь могу, зная это, и отказаться от вашей просьбы?

– Теперь, когда ты дал своё слово сотрудничать, не откажешься, Максимильян, – усмехнулся король, – тем более, что я видел, как ты смотрел на оружие.

– Это да, – проворчал я, вспоминая свои ощущения, – таких ощущений лёгкости и счастья у себя я и не припомню.

– Ну что, подкрепился? – спросил меня Торгидор через минуту.

– Да, большое спасибо, сир. Теперь, если возможно, мне бы хотелось посетить библиотеку, – я отодвинул от себя поднос с едой, качество которой резко отличалось от подаваемой в нашем посёлке. Понятное дело, что королю я об этом не сказал.

– Доромир тебя проводит, – король кивнул на стоящего возле двери начальника гвардии, – думаю, там тебе моя помощь не потребуется.

– Если застряну, пусть мне хотя бы поесть-попить туда приносят, – усмехнулся я.

– Можешь быть уверен, уж теперь-то я тебя без присмотра и внимания не оставлю, – погрозил мне пальцем Таргидор. – Имей в виду, если решишь вдруг куда-нибудь исчезнуть.

– Думаю, это не в моих интересах, – я встал с места, – не говоря уже о ваших.

– Доромир, ты всё слышал? – обратился король к неподвижной колонне возле двери.

– Да, сир, – колонна обратилась в гнома внушительных габаритов, который, несмотря на свои размеры, подошёл к королю с лёгкостью балетной танцовщицы.

– Ну, тогда, если тебе что-то понадобится, Максимильян, дай знать ему, – сказал Торгидор и жестом дал понять, что я могу быть свободен.

– Да, ваше величество, – я поднялся и затопал вслед за гномом к двери.

Монументальный королевский страж не проронил ни слова, пока мы шли в подвалы дворца, но я видел, как у него блестят глаза и дёргаются уголки рта, словно он порывался у меня что-то спросить, но дисциплина не позволяла.

К моменту нашего появления в библиотеке все её служащие уже выстроились в начале длинного зала, конец которого было вообще не разглядеть.

– Поступаете в распоряжения тана Максимильяна, – приказал начальник гвардии и показал им какой-то жетон. Служащие синхронно поклонились, хотя на некоторых лицах я заметил явное недовольство полученным распоряжением.

– Сразу скажу, что от вас требуется, – обратился я к библиотекарям, пока не ушёл Доромир. – Вы несёте мне все – подчёркиваю, все – хроники и записи, в которых есть хотя бы малейшее упоминание о мастерах клинков, а также любые их личные записи, дневники или заметки. Мне здесь выделяется отдельное помещение, сухое и с хорошим освещением, там я буду изучать то, что вы будете приносить.

– Тан, объём вашего заказа настолько велик, что только на ознакомление с титульными листами у вас уйдёт пара лет жизни, – не без иронии заявил мне один из служащих.

– Это мои заботы. Вы, главное, ничего не упустите, а я разберусь по ходу дела, – я не собирался отступать от своей идеи, ведь если и можно узнать что-то ценное о том, как же делалось это оружие, то только из описаний самих мастеров. Я не думал, что столь педантичные и скрупулезно относящиеся к любым жизненным мелочам гномы могли обойти стороной процесс создания клинков, ведь ковали они их для своих потомков. Встречаться же с оружейниками я пока не счёл нужным, потому как, во-первых, если бы они могли дать мне стоящий совет относительно ковки такого оружия, они бы сами его давно изготовили, а во-вторых, едва я увидел клинок Каладборга, то сразу утвердился в той мысли, что посещение библиотеки даст мне намного больше. Такой структуры метала, какую продемонстрировала мне реликвия рода Торгидора, попросту не могло существовать в моём мире, а те приёмы, которые использовали гномы для изготовления сельхозутвари, вряд ли сильно отличались от их же технологий изготовления оружия. Но никакие способы отливки, ковки и термической обработки металла, которым я научился у Дарина и Тарака, не давали возможности хотя бы приблизиться к тому, что я видел. Хотя конечно, после библиотечных изысканий я собирался взглянуть на работу лучших оружейников.

«Металл клинка, который я видел, был не просто необычным, – я вспомнил странные серебристые прожилки, которые не могла дать ни одна присадка к стали, ни один сплав, – а уж свойств, которыми обладало показанное мне оружие, невозможно в моём мире даже в мечтах себе представить».

«Ладно ещё горы там разрушать, или светиться, – продолжал размышлять я, когда меня привели в довольно большую комнату с множеством светильников, – но разговаривать!!! Это выше всякого моего понимания, тут не о ковке или обработке думать надо, тут скорее фантастические книжки вспоминать придётся». При слове «фантастика» в моей голове явственно возникли кадры из известнейшего фильма, где злодействовал робот из жидкого металла, способный принимать любую желаемую форму, мы ещё тогда с пацанами удивлялись, а куда все микросхемы и всё прочее исчезает, когда он, к примеру, напольной плиткой прикидывается?

«А если вот просто представить себе невозможное? – усиленно напрягал я своё серое вещество, сидя за столом. – Представить, что мастера клинков могли – непонятно как – заставлять металл ожить? Кто-то добился максимума – и его оружие разговаривает, кто-то поменьше – тогда его оружие исцеляет раны, а кто-то способен на совсем малое – и его клинок не тупится. Чтобы осознать, возможно ли такое, и как этого достичь, явно придется потратить в библиотеке не один год, не говоря уж о том, что можно и не найти искомое. Боюсь, выйти отсюда мне предстоит очень не скоро».


Эпилог


Я взял в руки клинок будущего меча – над ним предстояло ещё работать и работать – но то слияние с металлом, которого я так долго добивался, уже ощущалось мною, как часть моего сознания. Я счастливо улыбнулся, клинок в моих руках радостно звенел и упруго подрагивал, отзываясь на мои прикосновения, и хотя впереди предстояла долгая и нудная термообработка, не менее трудоемкие шлифовка, полировка и заточка, тем не менее я был уверен, что клинок сам подскажет мне, что делать в каждое мгновение работы, как он сделал это ещё тогда, когда я только-только нагрел в горне брусок Своего металла и положил его на наковальню. Прислушиваясь к его зову, эмоциям и стремлению стать именно таким, каким он выглядел сейчас, я помог ему, и теперь чувствовал особую гордость за себя, ведь я не отступил от его желаний ни на шаг, выполнив в точности всё, что он просил.

Мои чувства тут же передались клинку, он ощутимо завибрировал и попытался вырваться из рук.

«Так, успокойся! – твёрдо заявил я ему, копируя тон своего отца. – Сейчас я немного отдохну и снова за тебя возьмусь».

Клинок, как непослушный ребёнок, ещё несколько раз дёрнулся в моих руках и только потом затих.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке