Шальной ветер

Тема

1

Специально оставленный просвет между шторами дал возможность весеннему солнцу заглянуть в спальню и осторожно коснуться щеки спящей девушки. Когда луч ласково дотронулся до века, спящая пожмурилась, не открывая глаз, села на постели и хрипловато со сна пробормотала:

— Привет, Алекса. Подъём! — Открыла глаза и, повернувшись и спустив ноги, снова поздоровалась с собой, отражённой в зеркале шкафа: — Алекса, надеюсь — доброго утра!

Пару секунд посидела, качаясь, глядя в зеркало и не видя его, а потом слетела с постели — и утро началось!

Распахнула окно в сад — и вдохнула запахи пробуждающегося весеннего дня: свежие запахи последнего, всё ещё тающего снега, несмело проглядывающей земли с робко торчащей на ней травой. Услышала хулиганский пересвист синиц и галдёж галочьей стаи… И — понеслось! Умылась, влезла в длинную широкую юбку, застегнула пуговицы на блузке, сунула ноги в старые туфли на высоком каблуке — спецобувь для утренней побудки! — метнула взгляд на сумку с учебниками — надо же, с вечера приготовила! Хоть об этом сейчас можно не думать! Оглянулась: две большие кошки, рыжая и разноцветная, деловито влезшие в окно, уже успели устроиться на постели, при подушке, — пока местечко не остыло. Улыбнулась им, замурлыкавшим — глядя на неё, и выскочила из комнаты. Сбежав по лестнице в зал первого этажа, Алекса затем ворвалась на кухню, грохнула большой чайник и кастрюлю с кашей, сваренной вечером, греться на плиту и помчалась назад, на второй этаж.

— Девочки, Люк, подъём! Быстро встаём! Быстро!

Она по очереди заходила в комнаты сестёр, а затем и брата и сдёргивала со всех одеяло, вызывая тем самым протестующий вопль или жалобный стон. Безжалостно чеканя каблуком шаг, она снова отходила к двери и оттуда говорила командирским тоном:

— Дэйзи, если не встанешь — приду с водой! Вылью на тебя и на постель!

— Джесмин, если не встанешь — приду с водой…

— Люк, если не встанешь…

— Эмбер, если не встанешь…

И только в последней комнате Алекса подошла к постели и ласково откинула одеяло с сонно моргающей на солнце малышки лет пяти, в длиннющей ночнушке с кружевами, и помогла ей сесть.

— Ну что, лапочка Венди, выспалась, проснулась? Пошли умываться, Венди?

Она успела умыть малышку, одеть её и вместе с нею спуститься в столовую комнату, где усадила девочку на высокий стул перед столом и поставила перед нею первую тарелку с кашей. Пока она быстро накладывала кашу по другим тарелкам, одновременно и мимоходом черпая и себе ложкой из тарелки, спустились остальные. Самая старшая из сестёр, Эмбер, наклонилась над дочерью и чмокнула её в макушку:

— Привет, Венди!

Малышка приветственно взмахнула ложкой, и в столовой раздался визг Эмбер, получившей от дочки по лбу. Деловито, словно ничего особенного и не произошло (впрочем, а что произошло из того, что отличало бы это утро от всех остальных?), Алекса схватила старшую сестру за подбородок и быстро оттёрла полотенцем потёки каши с её лица — под здоровый смех Венди.

— Эмбер, садись и ешь кашу!

— Надоела твоя каша — до смерти! — раздражённо сказала Эмбер, отбирая полотенце и подходя к зеркалу между окнами.

— Не нравится — вари сама что хочешь, — привычно огрызнулась Алекса и обернулась к остальным сёстрам и братишке: — У вас пять минут на всё про всё! Быстро всё съесть — и бегом на улицу! Мэтти сказал, что он из-за нас всегда опаздывает и поэтому сегодня ждать не будет! Опоздаем — будем добираться на своих! Меня все поняли?

— А может, в школу сегодня не ходить? — с надеждой спросила Дэйзи.

— Ой, а правда, давайте прогуляем! — обрадовалась Джесмин.

— Заколдую — будете ходить, как солдаты в армии! — машинально от частого повторения предупредила Алекса.

— Нас заколдовать нельзя! — обиженно встрял Люк.

Он набрал ложкой слишком много жидковатой каши, и часть густой жидкости со злорадным удовольствием капнула с ложки на его школьную форму, тут же размазавшись донизу по всему пиджачку. Малышка Венди при виде такого безобразия снова фыркнула от смеха и обрызгала только что положенной в рот кашей не только себя, но и своих соседок — Джесмин и Дэйзи. Те взвыли от ужаса. Эмбер быстро подошла к Венди протереть ей рот, а заодно оградить от воплей обозлившихся сестёр. Алекса деловито раздала сёстрам салфетки и в очередной раз напомнила, что её друг Мэтти, который каждое утро развозит их в школу, в детский сад, на работу и в университет, сегодня не собирается их дожидаться. А потом встала во главе стола, торопливо доедая кашу и следя, чтобы за столом больше не было никаких неприятных казусов.

Господи, быстрей бы вернулись родители, уехавшие к дедушке с бабушкой на юбилей их свадьбы! Недели не прошло с их отъезда, а у неё уже сил никаких не осталось! И Алекса ещё завидовала родителям, что они так спокойно живут?! Маме хорошо — часто думала она: сидит дома, где делать, в сущности, нечего, командуй только детьми — и всё! А тут вон что, оказывается! О-ох…

Четыре девочки и мальчик семейства Коллум были и похожи друг на дружку — и не похожи. Если старшие отличались тёмно-русыми волосами, то следующие: Дэйзи, Джесмин и Люк постепенно светлели. А малышка Венди, с которой Эмбер вернулась в родительский дом после развода, могла гордиться почти белыми кудряшками. А ещё у старших сестёр лица были более жёсткие, а у младших мягче. Алекса сознавала это и решила про себя, что эта жёсткость появилась от взрослости. Эмбер, например, совсем взрослая, что естественно — ведь старшая. Хотя с утверждением о её взрослости наблюдавшая за нею Алекса могла бы поспорить: ей всё казалось, что старшая сестра ведёт себя слишком легкомысленно.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке