i 90c04fe5f626ac82

Тема

Никоноров Александр

Коллеги: за кулисами миров. Книга 1: раздать сценарий

Глава 1. Дубль 1. Трэго

  - Ребят, вы совершаете ошибку. Это не посох!

  Так, приосанимся и сменим тембр.

  - Вернее, посох, но не пастуший.

  А теперь добавим важности, чувство собственного достоинства и еще величие, но не переборщить.

  - Я - волшебник! - возопил я. Чтобы никто не заметил предательского отчаяния в голосе, надо придать ему ноты угрозы. Ждем, что выйдет.

  Окружившие меня гойлуры, снедаемые жаждой расправиться со мной, сочли актерскую игру неубедительной, и слова остались втуне.

  - Ага, волшебник, как же! Не, Холяф, ты слыхал? - сквозь полусмех-полулай спросил товарища здоровый косматый детина. Ты посмотри, они еще и подзуживают! Поигрывая метательным топором, шутник то перекидывал его из лапы в лапу, то подбрасывал, будто взвешивая.

  Шесть толстых коротких пальцев. Две фаланги... И как этим болванам хватает ловкости? Неоднократно познавшие плоть и кровь жертв темные когти в своей опасности запросто могут поспорить с острым лезвием или наконечником алебарды. Прошла не одна сотня лет, а гойлуры все тщатся приобщиться к мечам, секирам ну или хотя бы дубинам, дабы показать свое умение владеть оружием. Вот и сейчас передо мной развернулась нелепая сцена, точно импровизированный спектакль бродячих актеров-новичков. Такое же смешное и несуразное зрелище, вот только густые гривы и длинные, толстые как у лошади хвосты, а также копыта на задних лапах - отнюдь не качественно изготовленные атрибуты уважающего себя и зрителей артиста, а ощерившиеся волчьи морды нисколько не маски. Декорации есть, сюжет, вроде как, тоже, актеры, пусть и нелепые, но на месте, однако в моем случае выступление грозит закончиться смертью театрала. А поскольку я выступаю единственным зрителем - стадо коров в расчет не беру, - то ситуация вынуждает что-то придумывать, иначе меня схарчат и не подавятся.

  - Хы-хы-хы, слыхал-слыхал! Пареньку помечтать захотелось да на подвиги потянуло средь бела дня! - вторил первому тот, кого назвали Холяфом. В отличие от сородичей его шерсть не синяя, как бывает зачастую, а скорее близкая к смеси фиолетового и иссиня-черного. Опыт монстрологов показал: гойлуры такого цвета заметно опаснее и агрессивнее обыкновенных. Четыре из пяти случаев аргументируют это генетическим сбоем в пользу особи, один - приступом дальтонизма, вызванным стрессовой ситуацией со стороны жертвы.

  Перепутал ли я цвета или нет, какая разница? Повлияет ли это на торчащие из пасти Холяфа клыки, желтые - или не желтые? - у основания? Все равно ведь с них продолжит стекать слюна, брызги которой с каждым выдохом разлетаются во все стороны.

  Некоторые из коров соизволили обратить на нас внимание и что-то промычать. Посочувствовали? Подбодрили? Может, пожелали быстрой смерти без мучений?

  - Да хватит вам трещать уже, клык мне в зад! Мы его убивать собрались или как? - нетерпеливо воскликнул самый агрессивный из шайки. Его хвост резко дергается из стороны в сторону, а глаза пылают недобрым огнем и при беглом взгляде на них грозятся спалить роговицу, а заодно и ее хозяина. Это могло бы стать основным аргументом в пользу излишней пылкости гойлура, если бы не постоянные тычки кончиком копья с явным желанием проткнуть меня насквозь. Все-таки этот довод будет поувесистее неистового взгляда. Временами острое жало впивается мне в бок, пусть и не сильно, но ощутимо для того, чтобы почувствовать себя нанизанной на вертел тушей, чье мясо периодически проверяют на готовность...

Пролог или от автора

  Нет, конечно же так не пойдет. И все это прекрасно понимают. Если вы не морж, то встаньте под душ и включите ледяную воду. Полученный эффект передаст вам впечатление от подобного начала.

  Согласен, на первую страницу книги легли не самые лучшие предложения. Позволю несколько строк пояснения. Не могу же я назвать нижеизложенное оправданием: как-никак, а все ж таки задумка.

  Автор достаточно хорошо осведомлен в области написания книг и не подряжался сотворить что-то, не выяснив всей подноготной. В конце концов, не надо же быть поваром, чтобы оценить вкус блюда. Перечитав не одну сотню, он - автор, не повар, - как и большинство читателей, знаком с их негласно регламентированной структурой, одной из важнейшей частей которой является пролог. Однако автор просит прощения перед читателями и кается: в данном разделе он не располагает чем-то хоть сколько-нибудь важным, достойным для донесения на первой же странице. Увы, но открытая вами книга не может начаться с пророчества, несомненно древнего и зловещего, в силу того что его никто не захотел придумывать; а те, что имелись ранее, не сбылись, посему им вряд ли кто-то поверит. Не может она начаться и с хитросплетений, тайного диалога загадочных и величественных персон, чья личина обязательно откроется в конце произведения... Потому что еще не настал тот час, а они даже и не подозревают, что будут великими и вообще вовлеченными в книгу. Оставим их в покое до поры до времени...

  Тем не менее, если уважаемый читатель испытывает дискомфорт или негодование, автор предлагает обмен: он вписывает пролог, чтобы не нарушать идеалистических представлений о составе книги, а вы, дорогие читатели, прочтете ее содержимое. Равнозначный ли обмен? Что ж, решать вам. Тем, кто ожидает важных событий, на чьи плечи возложена ответственная миссия - дать зачин всему циклу, - я любезно не рекомендую перелистывать целую кавалькаду страниц вплоть до ключевой главы, где, по секрету, и происходит переломный момент. Не пренебрегите интерлюдиями, ведь они будут периодически перебивать повествование. Редко, но будут, так что лучше привыкать к ним с самого начала. Вреда от них ноль, зато пользы - ого-го. Честно. Это я вам обещаю.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке