Можно помереть со смеху

Тема

---------------------------------------------

Эрл Стенли Гарднер

Глава 1

Я открыл дверь, на которой была табличка: «Б. Кул и Дональд Лэм — детективы». Старший партнер нашего агентства не позволяла писать свое имя полностью — «Берта Кул», а только — «Б. Кул».

— Когда взволнованные клиенты обращаются в агентство, они не хотят иметь дело с женщиной, — говорила она время от времени. — Они хотят жесткого, грубого, видавшего виды мужчину. Женщина их стесняет. Они полагают, что женщина — слишком деликатное и нежное создание. Но они не знают, что я так же жестка и так же видала виды, как и любой мужчина в этой стране. Пусть они придут ко мне, и я покажу им тот склад ума, рядом с которым любой мужчина будет выглядеть мальчиком в коротких штанишках.

Это было твердым убеждением Берты Кул, а сто шестьдесят пять фунтов ее тяжелой плоти были неподатливы, как моток колючей проволоки. И как всегда, она была права. Некоторых людей, слышавших о фирме и приходивших посоветоваться со старшим партнером, отпугивало женское имя на двери нашего офиса.

Когда я вошел в приемную агентства, там ощущалась штормовая обстановка. Секретарша, показывая на кабинет Берты Кул, делала таинственные знаки. Одна из стенографисток подмигнула мне и кивнула в ту же сторону. Девушка из архива присела перед дверью Берты в шутливом реверансе. Я ухмыльнулся, давая им понять, что принял к сведению все то, что они пытались сказать мне, и прошел к двери, на которой было написано: «Дональд Лэм».

Элси Бранд, моя верная секретарша, подняла глаза от машинки и сказала:

— Доброе утро, Дональд! Ты видел Берту?

Я отрицательно мотнул головой.

— Ну так сейчас увидишь… — зловеще пообещала она.

Элси еще не успела договорить, как большая рука Берты Кул рванула ручку двери моего кабинета так, что дверь затряслась и открылась, чуть не слетев с петель.

— Где, черт побери, ты был? — прорычала она.

— Вне игры…

— Ах, ты был вне игры, там, где никто не мог тебя найти, а из-за этого мы чуть не потеряли самое крупное дело, какое мы когда-либо могли иметь.

— Какое? — спросил я.

— Нефть, — ответила Берта, и ее маленькие глазки загорелись жадным блеском.

— Садитесь, — пригласил я, — и утихомирьте ваше давление.

Берта Кул посмотрела на часы:

— Он вернется в десять тридцать.

— Тогда мы не потеряли его, — предположил я.

— Мы этого не знаем, пока он не вернется обратно.

— Как его зовут?

— Лоутон С. Корнинг, из Техаса.

— Зачем он искал меня?

— Он искал меня, — ответила Берта. — Кто-то направил его к нам в агентство, пообещав, что мы сумеем хорошо выполнить его поручение, а потом он испугался, что я могу оказаться слишком мягкой и легкомысленной, поскольку я женщина, поэтому захотел встретиться с тобой. Боже мой! Я не знаю, что делает мужчин такими чертовски глупыми! Они думают, что только мужчины могут быть жесткими. Взять тебя, например… Любая умная малютка с прелестными ногами и осиной талией может обвести тебя вокруг пальца. Ты имеешь не больше ста тридцати фунтов чистого веса и никогда не выиграешь боя. А я имею сто шестьдесят фунтов чистого упрямства, и ни один мужчина не сможет подольститься ко мне, ни одна женщина не сможет влезть ко мне в душу без мыла и…

— Сто шестьдесят? — переспросил я. — Вы что, похудели на пять фунтов?

Она покраснела:

— Я собираюсь похудеть. Сажусь на диету.

— Насколько я слышал, в последний раз было сто шестьдесят пять.

— Поди ты к черту! — огрызнулась Берта. — Я хочу знать, где я могу найти тебя, когда придет клиент, иначе мы можем потерять несколько тысяч долларов.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке