Цветок змеиного дома (СИ) (32 стр.)

А что будет с Анаишшшем и его статусом? Он ведь по их законам теперь вполне полноценный самец. Признают ли? И чем ему будет грозить такое положение?

Зараза моя белобрысая. Так меня и не отпустившая. Стоит на коленях. Обнимает и, потираясь щекой о мой живот, тихо что-то мурлычет себе под нос. Воркуя над тем, что только еще начало зарождаться, даря нам свою энергию. Энергию иссаэра. Такую теплую. Ласковую. Нежную. Очень нежную… Сволочь!

Вот и реву.

А еще нервничаю. Потому что стою обнажённая посредине комнаты в окружении здоровенных самцов нааганитов. Которые своим молчанием и тяжёлыми взглядами начали меня напрягать и подавлять. Еще и Грран зыркает…

Даже вздрогнула, тревожно вскинув голову, когда ко мне первым приблизился Дэйрашшш, не зная, какой будет у этого нааганита на меня и сложившееся положение реакция. А он… Он заключил меня в свои объятья. Погладил по щеке. Придержал за подбородок сильной твердой рукой и просто поцеловал. Долго. Тягуче. Ободряюще и поддерживающе. И хотя нотка ревности и собственнические замашки все же присутствовали, самое главное там было понимание того, какое это благо для его семьи и насколько сильно теперь укрепился союз с домом черных ниидов. Но больше всего в этом нааганите меня согрела искренняя радость за своего брата, который смог, вопреки всему, продолжить их род и подарить дому зеленых нитхов еще одного наследника или наследницу правящей ветви. Его ветви. Гордость и довольство мной за этот удивительный дар. Сожаление, что я снова от него ускользаю… Обещание быстренько это упущение исправить, когда придет время. Он умеет ждать. «Не отпущу…»

Это меня и успокоило. И заставило улыбнуться. Как успокоила и довольная ухмылочка, расцветшая на лице черного ниида, заметно расслабившегося от такой реакции своего арри.

Так вот от чего Шэйтассс был такой напряжённый?!! Ждал, как воспримет все Дэйрашшш! Готовясь к моей защите и защите своего потомства!

И ведь вытерпел. Не дрогнул, наблюдая приближение к своему цветочку нитха, сдерживая свои отцовские и собственнические инстинкты. Потому что, несмотря на всю сложность характера и темную сторону натуры, Шэйтассс был очень умным и далеко смотрящим вперед нааганитом. Просчитывающим все свои шаги наперед. Такого союза, который сегодня образовался у него с арри, в их нааганитской истории вообще никогда не было! Истинное слияние домов через со-рин, носящую в своем чреве детенышей двух нааганитских ветвей, соединённых между собой узами ее крови. Эны. А если я еще и девочку ему подарю!!! А если еще и у иссаэра будет дочь!!! Представляю, какие договора и контракты мой практичный зверь подпишет!!! Главное, чтобы от ревности и подозрительности раньше времени будущих зятьев не прибил. А если мальчики?

Мальчики — тоже хорошо.

Наш дом такой большой! Два сектора галактики! Будет и младшеньким чем заняться. Главное — правильно их воспитать. Без зависти и соперничества к старшим братьям. Лейшшшару и Александру. Так что, на ближайшие годы мне есть чем заняться. Еще и этих ревнивцев все время мирить.

Но, ничего страшного. Разберусь…

Правда, сначала разборками с новоявленными папочками в своей головной спальне (куда нас «вежливо» вместе с верром пригласили, желая узнать подробности того, как его со-рин смогла забеременеть от «стерильных» самцов и почему столь важную информацию о ее уникальных способностях скрыли), занялся Дэйрашшш. — С какой целью? Гранн, ты не очень-то и удивлен… Шэйтассс?! И чего я еще не знаю, мой ши-ар? Может, поведаеш-ш-шь? — И такая вкрадчивая-вкрадчивая мягкость. Третий лорд империи Амморан умел быстро делать выводы. И всегда все замечал. И не был столь всепрощающим, как могло показаться. Умный, тонкий политик. И когда нужно, довольно жесткий.

Правда, в покои на «допрос» мы вернулись не сразу. Сначала меня осторожно оторвали от своего «ожившего» брата. Который, придя в себя, радостно полез ко мне целоваться и обниматься! Обзывая своей надин. Своей малыш-ш-шкой. Гуарром. Девочкой. Самочкой. Снова с-с-с-сладкой. — «Лена, ты не понимаешь… Это необъяснимо! Это так…, так… Дэй! Я чувствую! Правда, чувствую!!! Это даже больше, чем ты мне рассказывал! Намного больше!!! Спасибо, Лена… Как же тепло!!!.. Спасибо!!! А у тебя ничего не болит? — Руки, проверившие все мое тело. — А как ты себя чувствуешь? Знаешь, как мы с Дэем испугались, когда ты подала сигнал?! Мы же не знали, что и думать… Хасс!!! Тебя же нужно срочно накормить! Мясо иссха!!! Точно! И Аналлин с Александром голодные! Они же там одни, с раянками. Тревожатся! А потом я тебя искупаю. Ты так прово…, — запнулся. — Нет, Шэйтас-с-с-с, я сам! Дэй, отпусти. Да, я уже в норме… Да, контролирую… Пойдем, надин. Пойдем… Пойдем, моя маленькая…».

Вот и попробуй такому отказать. На что хочешь, уговорит. Зараза моя счастливая. А рядом стоит и смотрит ревнивая, а я между двух огней. Нет, трех.

Правда, в свою головную спальню меня все же внес Дэйрашшш, завернув в легкое покрывало, чтобы согреть. Старший лорд просто решил пока не доверять мое хрупкое уставшее тело этим двум сумасшедшим. Решив пресечь конфликт нового соперничества на корню.

Мой самый разумный ньер. По настоящему истинный…

Боевой крейсер медных ниддов. Девять дней до прилета на Шиммор, несколько часов спустя от описываемых выше событий.

Мощный, хорошо развитый, как и все мужчины его расы, двенадцатый лорд империи Амморан Ингарр сидел в своей каюте в удобном кресле и, почёсывая за ушком расположившуюся у его ног великолепную в своей редкой красоте и виде наложницу, снова в который раз внимательно изучал запрошенную информацию о секторе зеленых нитхов. Особенно о последних событиях неудавшегося заговора и попытку к смене власти, которую предотвратил кровавый зверь империи Амморан Шэйтассс, чем наглядно всем продемонстрировал серьезность своих намерений, как ши-ара.

Шэйтассс… четвертый лорда империи Амморан. Жестокий зверь с тонким умом интригана, умеющий повернуть любую ситуацию в свою сторону. Ему, Ингарру, доводилось встречаться с ним на ассамблеях по обсуждению дел в империи и решению спорных вопросов по секторам. Сильный зверь. Как и его дом. Не поддаётся влиянию и давлению извне, хотя, пытались, и не раз. Пожалели. Поэтому и непонятно, зачем ниид согласился стать ши-аром Дэйрашшша?

И этот его поступок с удалением железы «„дара жизни“»! Безумный, абсурдный, нелогичный поступок. И ради кого?! Чужой со-рин своего арри?! Только чтобы получить на нее равные права?! На глупую самку второго уровня развития с отсталой планеты, которая и особой красотой-то не блещет? А ведь именно это и ценят нааганиты в женщинах. Красивое выносливое тело, способное утолить любую мужскую фантазию. Чувственность. Манящий или хотя бы приятный запах. Высокая температура кожи, чтобы согреть своего холоднокровного господина. Мягкость и податливость. Хорошее настроение. Строптивых рин редко кто в гаремах держал. Хотя, иногда, для разнообразия, можно было и повоспитывать…

Запустив руку в роскошную темно-фиолетовую гриву эорки, мужчина потянул голову наложницы на себя. Склонившись, впился поцелуем в податливые сочные губы. Губы своего недавнего приобретения. Причем довольно дорогого. Но эта самочка, рожденная для порока, того стоила. Вон, мгновенный отклик. Гибкий язычок. Призывный томный вздох. Чувственная грация прогнувшейся спинки. Упругие, так и манящие проверить на округлость обнаженные, ягодицы. Нааганит довольно хмыкнул. Хоть Фамирра и недавно у него, а быстро все схватывает. И даже пытается манипулировать его мужскими инстинктами. Умеет разжечь похоть, да так, что даже у него затмевается разум. Очень искусна в любовных играх с нааганитом, находящимся в трансформированном состоянии. Ее руки и губы на вздыбленном фаллосе, ее потирающееся маленькое тело и довольно пышные груди ни с кем и ни с чем несравнимы. Проворные опытные пальчики соблазнительницы скользнули к магнитной застежке хозяйских брюк.

Нет, Ингарр пока ее не хотел. С трудом оторвавшись от сладкого искушения, мужчина вернул голову подчинившейся девушки к себе на колено и, удерживая ее сильной рукой, стал изучать новый образ, выведенный на экран его консоли, не забывая перебирать пальцами шелковистые пряди эорки. Мягкое мурлыканье, раздавшееся в тишине каюты, заставило уголки губ нидда приподняться в усмешке. Умная и сообразительная кошечка. И великолепная дрессировка. Эта наложница стоила затраченных на нее кристаллов корра. Стоила… Ведь эорки были большой редкостью даже в гаремах правящих лордов. Потому что многолетнее укрощение и обучение этих диких, свободолюбивых созданий переживали единицы…

А медноволосый нааганит продолжал рассматривать трехмерное голографическое изображение совсем другой женщины. Со-рин дома зеленых нитхов и черных ниидов, Лену.

Маленькая и довольно-таки неплохо сложенная. Темно-пепельные волосы. Сине-серые глаза. Миловидные черты. Но не более того. Ни яркости, ни огня.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке