Маленькие подлости

Аннотация: Безупречная схема классического детектива: в доме собираются гости, их ждет роскошный прием – прекрасная музыка и изысканные блюда, – а потом… происходит убийство.

Нет никаких сомнений: у каждого, кто оказался в доме, был мотив для убийства. А значит, любой мог совершить преступление…

Убитый слишком много знал.

Греховная страсть истинной испанки, жены одного из приглашенных… Роковая ошибка ее мужа, приведшая к трагедии… Тщательно скрываемое влечение их респектабельного друга к совсем молодым юношам…

Какую тайну собирался раскрыть убитый? И кто пошел на преступление ради того, чтобы правда никогда не выплыла на поверхность?..

---------------------------------------------

Кармен Посадас

Маленькие подлости

Часть первая

ТРИДЦАТЬ ГРАДУСОВ НИЖЕ НУЛЯ

Будь смел, как лев. Никем и никаким

Врагом и бунтом ты непобедим,

Пока не двинется наперерез

На Дунсинанский холм Бирнамский лес.

Шекспир. Макбет, акт IV, сцена 1

1

ПОВАР ПО ИМЕНИ НЕСТОР

29 марта, воскресенье

От холода усы стали жесткими. Настолько жесткими, что, сядь на них, к примеру, муха, они даже не дрогнули бы. Вот только нет на свете такой мухи, которая смогла бы выжить в морозильной камере при тридцати градусах ниже нуля. Вряд ли удастся это и обладателю смерзшихся усов пшеничного цвета по имени Нестор Чаффино, шеф-повару, знаменитому кондитеру, который мастерски умеет готовить шоколадные трюфели. Скорее всего найдут его через несколько часов с широко раскрытыми глазами, в которых застыло легкое недоумение. Пальцы, естественно, скрючены. Из-за пояса фартука живописно свисает кухонное полотенце. Впрочем, какое там кокетство, когда за твоей спиной только что со щелчком захлопнулась автоматическая дверца морозильной камеры «Вестингауз» размером два на полтора метра восьмидесятого года выпуска.

Нестор даже не успел испугаться, просто не поверил несчастью («Не может быть, черт возьми!»), страх всегда приходит после осознания невероятности случившегося («Святая Мадонна, такого со мной еще не было!»), ведь и сторожа перед уходом предупреждали его, и на самом видном месте висит список («На трех языках!») уже наскучивших правил, призывающих в том числе поднимать язычок предохранителя замка, прежде чем заходить внутрь камеры. Одни проблемы с этим устаревшим оборудованием! Но Боже мой, Нестору понадобилось каких-нибудь две-три минуты, чтобы сложить в камеру с десяток коробок с шоколадными трюфелями. Вот тут-то дверца и захлопнулась,

«Нельзя пренебрегать правилами, Нестор! Что будешь теперь делать? Ты только посмотри на часы!»

Светящиеся стрелки показывали четыре утра, а дверца была заперта, и вот он стоял в полной темноте внутри большой морозильной камеры на загородной вилле, теперь почти безлюдной, после того как уехали, напраздновавшись, около трех десятков гостей… Однако надо что-то делать.

«Думай, Нестор, думай, черт возьми, кто вчера остался ночевать и мог бы помочь тебе!»

Итак, в доме находились, естественно, хозяева виллы. Кроме них, Серафин Тоус, их старинный друг, приехавший перед самым концом вечеринки. Нестор немного знал его, поскольку случай свел их несколько недель назад. Далее, оба работника его собственной фирмы по доставке обедов на дом «Ла-Морера-и-эль-Муэрдаго». Он сам попросил их остаться, чтобы помочь собрать посуду на следующий день. Один из них, Карлос Гарсия, – его близкий приятель. А вот имя другого, новичка, Нестор никак не мог научиться произносить правильно. Карел? Или Карол? Да, Карел, чех-культурист, такой расторопный в любом деле, мог и яйца взбить до снежной белизны и сто ящиков кока-колы разгрузить, даже не запыхавшись.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке