Убийство полицейского

Тема

Глава 1

Имелось несколько причин для того, чтобы я не жаловался, шагая тем утром по Западной Тридцать пятой улице к ступеням принадлежащего Ниро Вулфу

старого дома из коричневого кирпича. Начать с того, что день был солнечным и погожим, а мои ноги чувствовали себя превосходно в новых ботинках

после двухмильной прогулки. Сложное, весьма запутанное дело важного клиента было приведено в ажур, и я только что увеличил текущий счет Вулфа в

банке на пятизначную сумму, депонировав полученный им чек.

За пять шагов до крыльца я заметил, что двое людей, мужчина и женщина, стоят на тротуаре на противоположной стороне улицы и глазеют не то на

нашу входную дверь, не то на меня, а, возможно, и на то, и на другое.

Мое настроение даже улучшилось. Я подумал, что эти ротозеи, если и не ставят нас с Вулфом в один ряд с представителями Белого дома, однако и не

оставляют без внимания.

Присмотревшись повнимательнее, я понял, что уже видел их раньше. Но где?

Вместо того, чтобы подняться на ступени крыльца, я повернулся к ним лицом и увидел, что мужчина и женщина сошли с тротуара и двинулись ко мне.

– Мистер Гудвин! – прошептала женщина.

Благодаря необычайно белой коже, голубым глазам и сравнительной молодости выглядела она весьма мило в своем опрятном темно синем пальто.

Ее спутник был настолько же темным, насколько она светлой, немного выше ее ростом, с чуть свернутым влево носом и широким, с толстыми губами

ртом.

Я не сразу узнал его, потому что до этого никогда не видел в шляпе. Это был гардеробщик из той парикмахерской, в которую я постоянно ходил.

– Карл!..

– Нельзя ли к вам войти? – спросила прежним тихим шепотом женщина, и только тут я узнал ее: маникюрша из той же парикмахерской. Я никогда не

прибегал к ее помощи, поскольку сам привожу в порядок свои ногти, но часто видел ее там и знал, что ее зовут Тиной.

Я смотрел на маленькое личико с матово белой кожей и остреньким подбородком, и мне не нравилось его выражение.

Впрочем, переведя взгляд на Карла, я обнаружил, что он выглядит еще хуже.

– Что случилось?

Боюсь, я спросил это слишком резко.

– Неприятности?

– Пожалуйста, не здесь! – взмолилась Тина, повела глазами налево, потом направо. – Мы с трудом набрались храбрости, чтобы выйти на улицу, и, к

счастью, увидели вас. Мы не знали, где входная дверь – на крыльце или рядом. Умоляю, впустите нас.

Это шло вразрез с моими планами: я собирался кое что сделать по дому до того, как в одиннадцать часов спустится из оранжереи Вулф.

Визит этой пары не сулил никаких прибылей.

– Вы как то сказали, – едва не рыдая, проговорил Карл, – что людям, которым грозит опасность, просто следует упомянуть ваше имя – и их впустят в

дом.

– Глупости, хвастовство. Я часто болтаю лишнее.

Но мне стало неудобно продолжать в том же духе.

– Хорошо! Входите и рассказывайте, что у вас там произошло.

Я первым поднялся на крыльцо и своим ключом открыл дверь.

Внутри первая дверь по левой стене длинного и узкого холла вела в так называемую «переднюю комнату», которой мы мало пользовались. Я открыл эту

дверь, решил, что здесь нам будет удобнее всего, но, к несчастью, Фриц как раз занимался уборкой, так что пришлось мне пригласить гостей в

кабинет.

Я устроился за своим письменным столом и нетерпеливо кивнул головой, предлагая им садиться.

Тина быстро осмотрелась.

– Такая уютная и безопасная комната, – сказала она. – Для вас и мистера Вулфа, двух великих людей.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке