Приданое для Царевны-лягушки (52 стр.)

Тема

- Как истощенная женщина смогла перекинуть такого большого Веньку через ограждение? Зачем?

- Чтобы утопить, - спокойно заметила Илиса.

- Утопить такого детинушку? - возмутился Платон. - Да он раза в три тяжелее ее! И потом, нужно знать, умеет ли человек плавать?! Кстати... - сбился Платон. - Он мне говорил тут, что плохо плавает.

- Вот видишь. Монашенка слушала все, что здесь говорят.

- Это какой-то дурной фарс, я не верю! - Платон вскочил и опять заметался по комнате. - Я не верю ни одному твоему слову! То есть я думаю, что все так и было, как ты говоришь, но это все подстроено! Я уверен - подстроено! Зачем вам троим тащиться куда-то на катере? Какая морская прогулка, я умоляю! - ты на людях вообще не появляешься.

- Не кричи на меня, - попросила Илиса. - Мне не нравится, когда ты на меня кричишь.

- Ей не нравится! А мне не нравится, что из меня дурака делают! Ты сидишь вот тут, на моей груди, как жаба могильная, и сосешь сердце! Вот это мне не нравится. От тебя одни могилы!

- Веня не умер, он пока что просто пропал. Тело не обнаружено. Не кричи, а то я тоже начну орать.

- Господи, да зачем монашенке делать такое? Она что - чокнутая?

- Тебе видней.

- Мне видней? Что это значит?

- Ты привел эту женщину в дом.

- А ты потащила ее на морскую прогулку вместе с Веней! Кстати! Что ты делала, когда они упали в воду?

- Прыгнула следом.

- Зачем?.. - опешил Платон.

- Как все жабы, я хорошо плаваю, - объяснила Илиса. - Я хотела помочь Вене.

- Ужас какой!.. - пробормотал Платон, представив, что он пришел бы в пустой дом и потом еще много дней ждал бы эту ненавистную девчонку и Вениамина - в кошмаре неизвестности и одиночества.

- Почему это произошло? Как такое могло случиться?

- Потому что так было спланировано. Где ты был с утра? - вдруг спросила Илиса.

- В суде. Потом в милиции. А до этого я был в морге. Кем спланировано?

- Сейчас объясню. Ты узнал, как умер твой брат?

- Нет. Я узнал, где нашли его тело. Илиса села и уставилась на Платона серыми глазами навыкат. Ему стало не по себе от ее взгляда.

- Ты столько времени потратил, чтобы узнать, где нашли тело твоего брата? - подозрительно спросила она.

- А ты на что потратила свое время? - возмутился Платон. - Ты лазила в мой компьютер, и что?

- Платон Матвеевич, ты дурак, - заявила Илиса. - Потратить столько времени и не понять, кого ты привел в дом?

- Кого я привел в дом? - не понял Платон. - Да кто здесь только не побывал!

- Хочешь узнать, что я выяснила? Я узнала, что Лужана Нагая дважды привлекалась за мошенничество и даже получила срок.

- И как ты это узнала?

- По фотографии ее татуировки! - зло проговорила Илиса. - Особые приметы. По татуировке можно многое узнать! В ее деле указаны особые приметы. А я видела ее спину, когда врач приходила. Мне хватило сорока минут сидения перед твоим драгоценным компьютером, чтобы выяснить по адресной справочной, где проживала и работала Лужана Нагая в 1982 году.

- И где? - ничего не понимает Платон.

- В фирме "Заря" в Москве - уборка квартир, помощь по дому.

- Ты хочешь сказать... - сник Платон.

- Я хочу сказать, что пока ты болтался без дела, я узнала, кто такая твоя монашенка и зачем она пробралась к тебе в дом.

- Она мать Федора, Да? - прошептал Платон.

- Похоже, что так, - смягчила голос Илиса.

- Я думал об этом. Я хотел разузнать, но решил, что важнее выяснить обстоятельства смерти брата.

- На кой черт тебе нужны эти обстоятельства? - зашипела Илиса.

- Для меня это важно! - повысил голос Платон.

- А тебе не важно, что монашенка пробралась в эту квартиру с одной целью уничтожить Веню? Он думал, он хотел узнать!.. Не проще было бы не тащить ее в дом?

Платон понял, что говорить больше не сможет. Куда уж там - говорить. Хорошо бы не надавать оплеух этой жабе. Он молча ушел в спальню и заперся на ключ.

Бросившись на кровать, он уставился в потолок. Дышалось трудно. На груди и правда, словно жаба тяжелая примостилась - скользкий холод подбирался к сердцу. Вдруг он подумал, что лежит, раскинув в стороны руки и расставив ноги. Как только что Илиса на супружеской кровати. Потом Платон подумал, что он будет делать с этой Царицей огня и воды? Как вообще жить дальше? И вдруг понял, что Веня утонул. Он вспомнил себя, восьмилетнего, впервые оказавшегося под водой. В мутной воде растворенное солнце расцвечивало песчинки, в ушах гудело, словно вода уже пробралась внутрь и искала выхода, распирая тело. И давило на темечко огромное, тяжелое одиночество, какое бывает с человеком только под водой - не видно границ жидкости, в которой ты - чужак, потому что должен дышать воздухом.

Он резко сел. Оттянул от шеи галстук, снял пиджак. Некоторое время Платон Матвеевич смотрел на

светильники по периметру комнаты. Невидимые,они испускали свечение из подвесного потолка сложной конфигурации. Люстры нет, крюка, соответственно, тоже нет. Вздохнув, Платон встал и принялся за поиски. Первым делом он осмотрел свой комод с нижним бельем и кое-какими безделушками. Отметив небрежность, с которой монашенка уложила осмотренные вещи, Платон вдруг подумал - а что она искала? К чему были эти осмотры всех шкафов, комода и даже обуви?

Обшарив все в спальне и даже заглянув под матрац, Платон перешел к кухне. Повезло - у него никогда не было запаса круп, сахара и всяких других сыпучих продуктов, какие еще бывают в семьях, где есть обеды и ужины за одним столом. Подняв сиденье дивана, Платон взял подушку и потискал ее, ощупывая.

- Что ты делаешь? - спросила появившаяся в дверях Илиса.

- Отстань.

Пока она ушла из гостиной, лучше сразу туда пойти и все осмотреть.

- Ты прямо как монашенка, - заметила Илиса, не давая ему выйти. - Она пистолет искала, а ты что?

- Откуда ты знаешь, что пистолет?

- Сначала она искала завещание, а потом, когда я сказала, что у тебя его нет, она оставила в покое книги в библиотеке и начала потрошить шкафы с вещами.

- Дай пройти.

- Застрелиться хочешь, - с сожалением заметила Илиса, отступая. - Жаль. Нам могло бы быть очень весело. Я умная и к тому же - оптимистка.

- Да уж, веселья с тобой, хоть отбавляй! - Платон хотел закрыть перед нею двери спальни, но Илиса не дала. - Оставь меня в покое, - попросил он.

- Я осмотрела потолки, - не слушает она. - У тебя нет ни одного крюка, на котором можно повеситься. Еще у тебя нет запаса снотворного, которое обычно бывает у одиноких мужчин в твоем возрасте. Пистолет в доме был один - Федькин, я просила от него избавиться, он не успел. Пистолета теперь тоже нет - забрала милиция, когда Аврору арестовывала. Что остается? Ванна? Ты не поместишься туда весь, а топиться, окунув одну голову, это, согласись...

- Замолчи.

- Тебе страшно, да?

Платон задумался. Похоже, ему действительно страшно. Он не мог точно описать свое состояние, но страх был основным чувством.

- Несколько месяцев назад ты жил один, как ты боролся со страхом?

- Его не было. Мне не за кого было бояться.

- А теперь ты за кого боишься?

- Слишком много мертвецов, - ответил Платон. - За свою жизнь я похоронил только родителей. И вдруг вокруг меня - одни мертвецы. Это невыносимо. Единственный выход выбраться из одиночества среди мертвецов - стать таким же, как они. Я хочу прекратить этот гул в ушах, какой бывает под водой! И боль в груди, как будто там застряли пули и уже начали ржаветь.

Платон Матвеевич не стал говорить, что последнее время его начал беспокоить его член, он то и дело намеревался принять стойку, даже когда Платон думал о брате. Этого он не сказал.

- А твое мужское достоинство тебя не беспокоит? - небрежно поинтересовалась Илиса.

- Ты отвратительна.

- Вся в тебя, - беззлобно огрызнулась она.

- Ради бога, умоляю, только не надо говорить, что ты внебрачная дочь моего брата от очередной домработницы!

Тут Платон вдруг подумал, что у Богуслава от домработниц могло быть много детей, просто он отобрал себе только сыновей. Зная пренебрежительное отношение брата к женскому полу, вполне допустимо было предположить его отказ от всех дочерей, сколько бы их ни родилось.

- И ты пробралась в мой дом, чтобы уничтожить братьев-наследников, а теперь будешь качать права, доказывая свое родство с Богуславом, - пробормотал он. - Что ж, первая часть плана тебе, удалась.

- Не-е-ет, Платон Матвеевич, так просто ты не отделаешься! При чем здесь Богуслав? Я твоя внебрачная дочь. Твоя.

- Исключено, - отмахнулся Платон, впрочем, начав потихоньку холодеть.

- Но кое в чем ты прав - я тоже от домработницы.

- Ат-ат-от которой? - нащупав кресло, сел Платон.

- Платон Матвеевич! - укоризненно посмотрела Илиса. - Ты передо мной сексуального монстра не изображай. Ты же на всех домработниц подряд не бросался, как дядюшка. Тебе нужна была определенная фактура.

- Ка-ка-какой дядюшка? Какая фактура?..

- Мой дядюшка, Богуслав Матвеич. Подбирал себе домработниц с определенной целью. Так сказать, совмещал приятное с полезным. Но ты запал только на одну из них, бродяжку. Которую по непонятным причинам твой брат привел в дом с вокзала - готовить Алевтина не умела, да и внешне была не в его вкусе.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке