Ключ от проклятой комнаты (56 стр.)

Тема

– Вы специально собрали их всех в «Пресне Палас»?

– Да. Я долго работал над этим планом. Для меня было важно оставаться в тени, и я находил помощников. Прошло много лет. Мальчишки выросли, изменились. Я изменился еще больше и уже не боялся, что меня кто-то узнает. Мне захотелось узнать тех, кто сгубил мою жизнь. – Леонов прошелся вдоль мониторов. – Сначала это служило только одной цели – понять, кем они стали. Я надеялся, что всей своей жизнью они исправят то, что сделали в юности.

– Представляю, какое разочарование вы испытали.

– Я часами наблюдал за ними, слушал их разговоры. Я перестал их ненавидеть и в какой-то момент стал презирать. Я овладел своим гневом. Но не простил.

– Я поняла, – прошептала Лера. – Вы стравили их, как крыс в бочке.

– Я выстрадал свою месть. Только один раз я усомнился в своей правоте: когда погибла та девушка.

– Рита…

– Я был рядом, когда ее убивали, но ничего не успел сделать. Я зашел на седьмой этаж покурить…

– Знаю.

– Откуда?

– Кое-кто слышал мелодию зажигалки.

– Слезь, – догадался Леонов. – Или его охранники.

– Значит, та зажигалка – ваша?

– Моя.

– Что же вы от нее отказались?

– Там в кафе, когда заделывал дыру в потолке, я совершил свою первую ошибку. Следователь попросил прикурить, и я достал зажигалку. Только потом сообразил, что выдал себя с головой.

– А вторая?

– Что?

– Вторая ваша ошибка?

– Видеофайл с Шостоком и Дедом Морозом.

– Зачем же вы его выложили?

– Стало жаль этого нелепого человека. Я понял одну важную вещь… Однажды коснувшись зла, нельзя рассчитывать на то, что его можно контролировать. Сначала погибла девушка, и я не смог ей помочь. Потом застрелили Шостока, и я снова оказался бессилен.

– Если вы знали, кто убийца, почему не сообщили об этом следствию?

– У меня не было прямых доказательств.

– Это вы послали им кусочки обоев? – спросила Лера.

– Когда я узнал, что дом ломают, сильно затосковал. Пошел туда, сорвал обои и разослал им. Чтобы не забывали.

– Но почему – Шостоку?

– Не Шостоку, а тебе. Хотел открыться, но было рано. Когда я встречался с Казанцевым…

– Вы говорили с отцом? – прервав его, Лера смутилась. – Прости… те, я еще не привыкла.

– Со временем все образуется. – Леонов обнял ее и продолжил: – Когда мы встретились, Казанцев был очень болен и уже не вставал. Наверное, перед смертью ему захотелось выговориться. Про то, как все случилось на самом деле.

– Расскажите.

– Еще до твоего рождения у них с Мариной Львовной был короткий роман. Казанцев не собирался на ней жениться, потому что уже был женат. Они расстались и долго не виделись. Дальше: цепь случайных событий. У Николая Михайловича погиб ребенок. Примерно в то же время он случайно встретил Марину. Чтобы его задеть, она соврала, что после их расставания у нее родилась дочь. Этот разговор состоялся во дворе нашего дома, где Марина ждала Лобова. Ты играла в песочнице, и она выдала тебя за свою дочь. Реакция Казанцева была неожиданной. Он взял тебя на руки, и ты назвала его папой.

– Почему? – потрясенно спросила Лера.

– Когда он рассказал мне об этом, я сначала тоже не мог понять. И только потом сообразил. Я часто уезжал из дому. А что такое полгода для маленького ребенка? Ты забывала меня и в каждом мужчине искала отца.

– Что было дальше?

– Марина сообразила, что может прибрать Николая к рукам. Но для этого нужна была ты. Она разработала план твоего похищения. Договорилась с Лобовым, пообещала ему мотоцикл. Вместе с ним придумала инсценировку твоей гибели и сама бросила в воду твою туфельку.

– Я знаю, – сказала Лера. – Она была там, на прудах.

– Марина добилась своей цели, Казанцев ушел из семьи, и они поженились.

– Она умеет добиваться своего, – сказав эти слова, Лера почувствовала угрызения совести, как будто предала часть самой себя. – Сегодня Лобов во всем сознался.

Леонов подошел к монитору с видом комнаты отдыха.

– Я все видел и слышал.

– Значит, отцу было известно, что я не его дочь.

– Марина Львовна рассказала ему, когда он полюбил другую.

– Отомстила, – Лера опустила голову. – А мою жизнь сбросила со счетов.

Ей хотелось плакать. Отец подошел ближе и взял в ладони ее лицо:

– Все образуется. Главное, мы вместе.

– Пообещай, что ты не тронешь ее, – не сдержавшись, Лера заплакала.

– Нет, – с усилием произнес он.

– Прошу тебя, сделай это ради нас.

– Я выстрадал свою месть, – возразил Леонов.

– Прошу, не трогай ее. Она уже наказана тем, что она такая…

– Что верно, то верно… Сегодня от Марины Львовны ушел муж. Этот молодчик обобрал ее до последней нитки, использовал эту тварь так же, как она использовала других.

Лера прижала к лицу ладони.

– Ну, хорошо. Обещаю, я не трону ее. Ради тебя. – Леонов подошел к монитору, на котором была приемная «Домового». – Если б ты знала, как часто я смотрел на тебя. Когда ты исчезла, я чуть с ума не сошел. Думал: «Нашел дочь и вновь ее потерял». Весь день просматривал записи с камер и только в восемь часов вечера увидел, как ты спустилась в подвал. В три минуты девятого я уже открывал дверь подземного сейфа.

– Бедные мы с тобой, бедные, – промолвила Лера и обняла отца.

– К стене!

Лера обернулась на голос. В комнату забежал Васин, с ним – двое полицейских.

– Видели?! – Раскинув руки, следователь прошелся вдоль стен с мониторами. – Недурно устроился, Олег Иваныч! Большой Брат, растудыть твою мать… – Он остановился возле Леонова, на которого в этот момент надевали наручники. – Или как тебя там?

– Леонов Юрий Алексеевич, – сказал Губанов, появляясь в дверном проеме.

– Ты здесь зачем? – Васин насторожился.

– У меня в этом деле личные интересы, – ответил Губанов и, подойдя к Леонову, велел полицейскому: – Сними наручники.

Тот оглянулся на Васина.

– Снимай! – повторил Дмитрий.

Полицейский отомкнул замок, Леонов скинул наручники и потер запястья.

– Ты-ы-ы-ы чего тут распоряжаешься! – заорал Васин. – Прошли те времена, когда ты командовал! Этот тип вел несанкционированное наблюдение. Не исключено, что он имеет отношение к убийствам.

– Дурак ты, Васин, – сказал Губанов. – Он – хозяин бизнес-центра.

– Чего?..

– Хозяин бизнес-центра «Пресня Палас».

– Ты все знал?! – воскликнула Лера.

– Прости. Не сказал. Сам об этом узнал недавно.

– Ну и что? – спросил следователь.

– А то… Будем считать с этой минуты, что в комнате ведется служебное наблюдение. Это я тебе как начальник службы безопасности заявляю.

Васин прищурился.

– И что дальше?

– Прошу покинуть помещение.

– Прошли те времена… – начал Васин.

– Давай-давай, – Губанов взял его за рукав и подтолкнул к двери.

– Ну, хорошо, – голос Васина сделался тише. – Мы еще встретимся…

– Иди-ка лучше домой. Новый год – праздник семейный.

– Скажи это себе!

– Уже сказал, – Дмитрий обнял Леру и притянул ее к себе.

Оба полицейских подались к выходу. Вслед за ними отправился их начальник.

– Не думай, что это сойдет тебе с рук… – пообещал он и вышел из комнаты.

Лера спросила:

– Ты следил за мной?

– Мне позвонили с пульта, сказали, что Васин пошел сюда.

– Прости, я несу чушь…

– Ты несешь счастье, – улыбнулся Дмитрий. – Можешь считать это признанием… – Он обернулся к Леонову: – Я прошу руки вашей дочери.

Тот посмотрел на часы.

– С Новым годом! – сказал он и обнял обоих: – С Новым счастьем!

Примечание

1

Полученные организацией от заказчика для переработки.

2

Прошу! (ит.)

3

Cosa? – Что? (ит.)

4

Какая ерунда (ит.).

5

Божественное тело (ит.).

6

Какого хрена ты делаешь? (ит.)

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке