Байки из дворца Джаббы Хатта-3: Вот забава (История Салациуса Крамба)

Тема

---------------------------------------------

Эстер Фриснер

Вот забава

(История Салациуса Крамба)

Байки из дворца Джаббы Хатта-3

(Звездные войны)

* * *

Мелвош Блур не носил очков, которые можно было бы поправлять; поэтому, когда он волновался, ему приходилось довольствоваться протиранием экрана деки. Как и у всякого хорошего ученого, чуть ли не главной его движущей силой в реальном мире была суетливость. Впрочем, как и все в его жизни (так уверял он сам себя), эта суетливость имела свою цель. Мелвош Блур ничего не делал без цели.

На первый взгляд можно было бы подумать, что цель, ради которой он пробирался в логово пресловутого гангстера Джаббы Хатта, весьма проста: ученый хотел умереть, но не имел достаточно силы или воли, чтобы убить сам себя. Но объяснять его поступок желанием смерти было бы ошибкой. Хотя, с другой стороны, смерть по ошибке казалась очень вероятным исходом для Мелвоша Блура.

О бот, боги! думал калкаль, пробираясь на ошупь по ульеподобному чреву логова Джаббы. Ну где же этот тип? Скажу вам, за ту цену, которую я ему заплатил — авансом, не видя, так сказать, товара, исключительно по рекомендации коллег, — он мог хотя бы прийти вовремя. Его громоздкие ботинки вступили во что-то густое и вязкое, разлитое на полу. Во дворце Джзббы было мало света, но Мелвош Блур, как и все калкали, отлично видел что днем, что ночью. Поэтому от него не укрылось, что часть большой и вязкой массы, в которую он вступил, имеет глаза.

— Прошу прощения, — сказал Мелвош Блур, зажав дрожашей рукой рот: к сдавленному горлу подступила тошнота.

То, что он в последний раз ел, было не очень аппетитным, если не сказать больше — — да что там, по сравнению с этой стряпней еда в столовой старого доброго университета Бешка показалась бы изысканным лакомством, — и он никак не испытывал желания отведать свой обед во второй раз. (Хотя калкали славились своей способностью переваривать все, даже университетскую еду, это не значило, что проглоченная пища не попросится обратно, если их достаточно сильно расстроить. Лужа с глазами могла бы прослабить самого Джаббу.) — Прощения! Прощения! — сырую темноту разорвал пронзительный, хриплый голос, в точности копировавший академическое произношение Мелвоша Блура.

Кудахтаюший смех отразился эхом от нагромождения труб над головой и вернулся откуда-то из темных туннелей, что вели ситх знает куда.

Мелвош Блур испуганно вздохнул; его огромные желтые глаза неистово завертелись. Он распластался вдоль ближайшей стены.

— Кто здесь? — спросил он.

С его широких тонких губ слетело несколько чешуек. Тишина.

Дрожа всем телом, ученый нащупал ручной бластер, который всучил ему проводник-иава, прежде чем они расстались за воротами дворца… далеко за воротами дворца. Хотя ему претила сама мысль о насилии и он отвергал его в любых формах, Мелвош Блур считал, что в случае необходимости сможет застрелить другое живое существо (исключительно в целях защиты академических свобод, таких, как его собственная жизнь). На мгновение он почувствовал порыв благодарности к упрямому йаве, настоявшему, чтобы он взял с собой оружие.

Скорее всего, беспокойство проводника о безопасности Мелвоша Блура в немалой степени объяснялось тем фактом, что ученый сможет выплатить ему оставшуюся сумму, лишь если они оба счастливо вернутся в Мое Айсли. Но это была низменная, грубая мысль, недостойная самого многообещающего (хотя пока и не получившего мантии) профессора экспериментальной политеоциологии университета Бешка. Мелвош Блур выбросил ее подальше из головы. Он продолжал всматриваться в темноту.

— Э… здравствуйте, — наконец рискнул он; появление незримого собеседника подарило ему проблеск надежды.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке