Одиночка (48 стр.)

Тема

— А какой у нас ближайший город?

Мужчины открывают карту навигатора в панели приборной доски.

— Сергиев Посад недалеко…

— Хороший город, — с видом знатока кивает лаэрд. — Надо заскочить.

Я с недоумением кошусь в сторону таинственно улыбающегося Курта. Открываю рот, чтобы обрушить на мужчину кучу мучающих меня вопросов, но тут же подвергаюсь нападению его губ.

И ладно! Иногда лучше целовать, чем говорить…

Все двадцать минут, которые требуются, чтобы добраться до города, мы страстно целуемся. Не знаю, что нашло на нас двоих, но мы словно боимся оторваться друг от друга.

В конечном итоге, когда мы оба слышим деликатное покашливание со стороны передних сидений автомобиля и прерываемся, выясняется, что мы уже давно стоим на парковке возле гостиницы.

— Как-то мы увлеклись, — тихо смеется Курт, помогая мне выбраться из машины.

Я согласно киваю.

— Между прочим, ты все еще не прощен, а я все еще не получила объяснений.

Лаэрд уверенно берет мою руку, переплетает наши пальцы и тянет в сторону входа в гостиницу.

— Всему свое время, — со счастливой улыбкой на губах говорит он, распахивая передо мной стеклянную дверь.

— Добрый день, — улыбается администратор отеля при виде нашей парочки. — Мы рады видеть вас…

— Девушка, — прерывает дежурное приветствие Курт, большим пальцем осторожно лаская мою руку. — Нам нужен люкс или стандартный номер повышенной комфортности.

Девушка быстро щелкает мышкой, ища свободные места.

— Простите, но сейчас свободен только люкс для новобрачных…

Курт смотрит на меня и улыбается.

— О-о-о… Мне это по душе, — мужчина даже не пытается скрыть своего восторга. — Однозначно берем!

Я закатываю глаза, всем видом демонстрируя свое отношение, но Курта отсутствие восторга на моем лице ничуть не смущает.

— Ваши данные, — просит девушка, активно стуча ноготками по клавиатуре.

— Наши имена — Конрад и Эва Дамир, — сообщает Курт особым тоном и с улыбкой смотрит на меня.

Отвечаю скептическим взглядом, но, как ни странно, возмущаться и топать ногами не тороплюсь.

Ева Дамир… Ева Дамир…

Я мысленно пробую это сочетание, повторяю с разными интонациями и прихожу к выводу, что звучит в принципе неплохо.

Заполучив ключ-карту, Курт отдает наши вещи обслуживающему персоналу и подхватывает меня на руки. Я испуганно верещу, посильнее хватая его за шею.

— Это чтобы все было, как полагается, — шепчет лаэрд и с гордым видом несет меня по просторному холлу в сторону лифтов.

«Торжественный внос невесты в номер для новобрачных» проходит под требовательные трели телефона Курта.

— Может, ответишь?

— Не-е, — мотает головой мужчина, не отрывая от моего лица влюбленного взгляда. — Я и так знаю, что это Кристоф.

Если честно, то я тоже как-то не горю желанием общаться со своим новым опекуном, поэтому не настаиваю. Стараясь не обращать внимания на разрывающийся телефон, Курт проходит небольшую прихожую и толкает двери в спальню.

Вот это да!

Я с восторгом осматриваю просторную спальню с кроватью в виде сердца. Вокруг стоят баночки с ароматическими свечами, а на постели разбросаны красные лепестки роз, выложенные в виде обручальных колец.

— Вижу, тебе тоже пришлось по душе! — тихо смеется он, замечая удивление на моем лице.

Опустив на пол, Курт быстро снимает с меня дешевенький пуховик и уносит из комнаты, чтобы повесить нашу верхнюю одежду в коридоре.

Все еще под впечатлением от окружающей романтики, я выбегаю в коридор, без спроса вынимаю из кармана мужчины телефон и возвращаюсь в комнату.

Проигнорировав заставку с восемнадцатью пропущенными звонками от Кристофа Дамира, включаю камеру и фотографирую все вокруг себя.

Я так увлечена процессом, что даже не слышу, как возвращается из коридора лаэрд.

Мужчина встает сзади и обнимает за талию.

— Вообще-то это мой телефон, — мягко напоминает он, ловко вынимая аппарат из моих рук. — И я тоже хочу кое-что снять на память…

С этими словами он ловко толкает меня вперед, так, чтобы я оказалась на постели среди лепестков роз, и щелкает камерой.

— Курт! — смеюсь я, смущенно прикрывая лицо руками. — Ну, хватит.

— Не-а, — совсем по-молодежному фыркает он и с разбегу прыгает ко мне.

— Курт! — хохочу я во весь голос.

Одним ловким движением мужчина закидывает меня к себе на грудь, прижимается щекой к моему виску и делает пару кадров, держа телефон в вытянутой руке.

— Смотри, какие мы классные, — хвалится он, листая фотографии.

Все еще улыбаясь, я отнимаю телефон, выключаю звук и откидываю аппарат в сторону.

— Мы так все и не выяснили, — напоминаю я, гордо восседая на его бедрах.

Закинув руки за голову, он, не таясь, любуется мной.

— Отчего же? — на его лице улыбка, но глаза абсолютно серьезны. — Я тебя люблю — это ли не самое главное?

Он резко садится, не давая возможности возмутиться, и жадно целует.

— Нет, Курт! — с превеликим трудом мне удается отстраниться от его настойчивых губ. — У меня такое чувство, что ты не учишься на своих ошибках! Я говорила тебе еще тогда в машине, когда ты выкинул мой телефон, — нам надо общаться. Нам надо говорить друг с другом.

Мужчина недовольно мычит, опрокидывает меня на бок и накрывает своим телом.

— Я так соскучился по тебе за это утро, — хрипло шепчет он.

Его руки нагло исследуют мое тело, забираются под свитерок.

— Ну, Курт! — уже куда менее уверенно возмущаюсь я, ощущая, как постепенно накатывающая волна желания глушит голос разума.

— Хочу почувствовать твое голое тело, — хрипло просит он, покрывая поцелуями мою шею и спускаясь вниз. — Хочу услышать, как ты стонешь.

Лаэрд дергает свитерок вверх, торопливо стягивает его с меня, затем отбрасывает ненужный бюстик и жадно целует голую грудь.

Я чувствую, что это все правильно и… неправильно в то же время. Да, мы любим друг друга. Да, мы испытываем неудовлетворенную страсть. Но мы так и не поговорили.

Опять…

— Курт, — хрипло молю я, извиваясь на постели в форме сердца от его умелой ласки. — Давай погово… ох!

Его зубы прикусывают мой сосок, в то время как пальцы ласкают второй, и сдвоенное удовольствие проникает глубоко внутрь.

Сердце отчаянно стучит в груди, хриплое дыхание постоянно обрывается, а там внизу уже все давно намокло от предвкушения. Я теряю голову от каждого прикосновения и особенно от поцелуев. Руки непроизвольно тянутся к его голове, пальцы зарываются в гущу темных волос.

Курт сползает немного ниже, покрывает жадными поцелуями голый животик, ловко расстегивает пуговицу на моих джинсах и тянет их вниз.

Я ловлю его темный, наполненный желанием взгляд.

— Курт… — задыхаясь, зову его. — Курт, я твоя.

Он откидывает мои джинсы на пол и замирает.

— Что?

Лаэрд выглядит так, словно только что очнулся от непонятного наваждения.

Пользуясь моментом, я приподнимаюсь на локтях и заглядываю в сине-зеленые глаза любимого мужчины.

— Я твоя, Курт, — еще раз повторяю. — Вся твоя, — произношу с улыбкой. — Я никуда ни с кем больше не сбегу.

Он очень медленно наклоняется, нависая надо мной на вытянутых руках.

— Обещаешь? — переспрашивает хрипло.

Я обвиваю его шею руками, тяну к себе и ласково целую.

— Клянусь!

Курт облегченно выдыхает и осторожно опускается, так, чтобы не придавить меня массой своего тела.

— Теперь поговоришь со мной? — хитро улыбаюсь я, ласково гладя его по мягкой щетине на щеке.

— А может… — он делает пару движений бедрами, красноречиво говорящих о своих желаниях.

— Мне нужны ответы, — напоминаю ему.

Тело, совершенно не согласное с голосом разума, требует продолжения некстати прерванной прелюдии, но я стойко борюсь с собственными страстями.

— Женщины любят ушами… — с улыбкой выдыхает он, целуя меня в щеку. — А я все никак не мог понять смысл вашей поговорки.

Я хмурюсь и легонько кусаю его за нос. Курт смеется.

— С чего бы начать? — он заправляет прядь моих волос за ухо и хитро улыбается. — Эта история началась полгода назад, когда в офисе Мариуса я увидел журналистку Эвелину Яблокову. Девушка так очаровательно трусила и шмыгала носом, что я просто не смог остаться равнодушным.

Смущенно улыбаюсь, вспоминаю, как орала от страха, вцепившись в перила подъемника.

Подумать только, а ведь если бы Стерва не дала мне то на первый взгляд нереальное задание, то я не застряла бы напротив офиса Буркхарда, не встретилась с Куртом и скорее всего не стала бы лаэрой.

Судьба, неужели мне надо сказать тебе спасибо?

— Но если я так уж тебе понравилась, то почему на обед меня пригласил Мариус, а не ты, — обвинительно тычу пальцем в широкую мужскую грудь.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке