S-T-I-K-S. Человек с котом (54 стр.)

Тема

Смешно сохранять тишину после такого концерта, но это только несведущий может так думать. Ведь что, в сущности, случилось? Да, случился одиночный выстрел из оружия крупного калибра, но дело происходило не в чистом поле, а в частично замкнутом помещении. Грохот, без сомнения, разнесся далеко, это ведь не глубокая шахта. Но все равно всего лишь одиночный звук, от такого твари если и заволнуются, то ненадолго. Точное направление на источник тоже не определят. Разве что находились рядом, в сотне-другой метров, но в таком случае уже должны были примчаться.

К тому же матерые элитники, а этот, возможно, именно к ним и относится, пусть и не самый крутой в их племени, зачастую страдают склонностью к индивидуализму осложненному каннибализмом. То есть, говоря простым языком — с энтузиазмом пожирают всех, кто на пути подвернется, в том числе своих сородичей. Поедание слабых мертвяков принято даже у начинающих тварей, однако к тем, кто близок к вершине, обычно отношение куда бережнее. Но не в подобных случаях.

Монстры не очень любят держаться рядом с теми, кого они интересуют с гастрономической точки зрения. Так что есть шанс, что в округе больше нет никого опасного, то есть Карат может отдохнуть после перенесенного стресса.

Вот только ему сейчас не до отдыха, работы непочатый край.

Такого тугого спорового мешка Карат еще ни разу не видел. Его впору мотопилой разрезать, с трудом поддается ножу с коротким крепким клинком. Даже у скреббера куда проще был. Хотя там дело в другом, он ведь располагался внутри, под пластинами крепчайшей брони, попробуй для начала до него доберись. У элиты все куда более открыто.

Все, вроде готово, разошелся на дольки позволив добраться до ценного содержимого. И что тут у нас…

Внутри все заполнено податливой массой знакомого оранжевого цвета. Но совсем не такая, не монолитная как у скреббера. Спутавшиеся нити с частыми округлыми узелками, ценятся вроде тоже недешево, хотя с тем, который добыли вчера, не сравнить.

Карат вчерашний мешок не прихватил. Да и не видел его после начала стрельбы, может унесло взрывной волной, может присыпало землей. Не до трофеев тогда было, схватил самое главное — белый жемчуг, без него возвращаться никак нельзя. Даже если каким-то чудом добудет сотни споранов и попытается выплатить ими долг, зажав то, что взяли со скреббера, хозяева Полиса отнесутся к этому негативно. Как это так, выжил всего один, ничего не принес, но имеет средства на то, чтобы решить проблему с неподъемной кабалой.

Это подозрительно.

В другой жизни еще можно попытаться как-то проскочить столь скользкий момент, а здесь все решается очень просто. Приведут местного ментата, тот ласковым голосом задаст тебе пару несложных вопросов и заявит, что ты бессовестный врун.

И далее пойдет уже совершенно другой разговор.

Неласковый.

Не будь Шуста, еще можно попытаться как-то побарахтаться, но он, получается, остался на положении заложника Полиса. Надо быть последней сволочью, чтобы товарища бросить.

Карат, конечно, не идеал, но не настолько же. Да и не проникся Ульем до такой степени, чтобы ради каких-то белых шариков идти против принципов. Пусть в Полисе подавятся жемчугом скреббера, пусть сочтут его наивным романтиком или кем-то похуже, но он принесет то, ради чего все это было затеяно.

Перебирая между пальцами оранжевые нити Карат откладывал в стороны шарики горошин и слегка вытянутые виноградины споранов. Много, очень много, столько в одном месте он никогда не встречал. Даже в рубере, которого чудом убил в первый день, ценностей нашлось несопоставимо меньше.

Дважды пропустив через ладони янтарную массу Карат подсчитал добычу. Двадцать шесть горошин и шестьдесят два спорана. Не сказать, что великое богатство, но даже в Полисе с его взбесившимися ценами можно зависнуть надолго почти ни в чем себе не отказывая.

Смутило полное отсутствие жемчуга, из-за этого он еще раз перебрал спутанные нити. Но ничего больше не нашел. А ведь слышал неоднократно треп, что из матерой элиты можно до семи штук красных и черных получить. Хоть одна-две в ней обязательно есть, что при всем риске делало охоту на таких тварей привлекательной.

Получается, что он прикончил не матерого монстра? А ведь в этой туше явно не меньше полутора тонн, а может и побольше двух, трудно судить на глаз.

Тогда как же выглядят матерые? Может проще еще пару скребберов завалить, чем с такой стайкой столкнуться на узенькой дорожке?

Не факт, что даже винтовка Пастуха сможет при этом спасти. Кто знает, какие сюрпризы способны преподнести эти твари.

* * *

Ночевал Карат посреди дороги. Широченное шоссе с отличным асфальтом, лесополос нет вообще, лишь по одной стороне тянется жиденький ряд старых тополей.

Описание места прямо говорит, что останавливаться на отдых там рискнет не всякий клинический идиот. Хуже не придумать, ведь нет ни малейшего укрытия, все просматривается со всех сторон. Но Карат, вроде бы, расстройствами интеллекта не страдал.

Тогда почему?

Все просто — он добрался до того места, где Рэм устроил памятное собрание, после которого отряд неравномерно разделился. Большая часть убралась на восток, наотрез отказавшись участвовать в столь самоубийственной авантюре, остальные отправились в сторону территории скребберов, где сгинули все за исключением Карата и Гранда.

А поломанный танк так и остался на дороге мертвой многотонной тушей, которую невозможно сдвинуть с места.

Вот в нем Карат и заночевал. Надежнее места в нынешней жизни не придумать.

Глава 21

Да, в надежности танку отказать трудно, но вот комфорт в нем с микроскопом не найдешь. Карат отлежал все, что только мог, да и от холода намучался, ночка выдалась не из приятных, температура упала так сильно, что, казалось, вот-вот и траву выбелит инеем. Даже кот, не склонный к проявлениям навязчивой фамильярности, был вынужден ночевать в обнимку с хозяином.

Проклиная капризы западной погоды, Карат высунулся из люка, осмотрелся по сторонам, и, не заметив ничего подозрительного, огласил программу ближайших действий:

— Перекусываем, запиваем холодным живчиком, выбираемся и шагаем дальше. Возражения есть? А против консервов? Тоже нет? Тогда приступаем.

До живчика добраться не успели. Кот, внезапно насторожившись, оторвался от банки, сделал большие уши, вытаращил глаза, начал тревожно озираться нервно подергивая хвостом.

Чуйка у серого получше человеческой, пусть и не всегда срабатывает. Аппетит резко улетучился, отложив банку с холодной тушенкой Карат высунулся из люка, начал внимательно оглядываться по сторонам. Уловив какой-то неестественный звук сзади, обернулся, прищурился, прикрываясь ладонью от солнечных лучей. Похоже на шум мотора, вот только рассмотреть источник не получается.

Вытащил из люка винтовку, упер сошками в броню, уставился в прицел. Логично предположив, что транспорт тяготеет к путям сообщения, а не к возделываемым полям, которые тянулись слева и справа, пробежался взглядом по ленте дороги. И не прогадал, быстро обнаружил источник беспокойства.

К месту ночлега приближался странный автомобиль. Похоже, в прежней спокойной жизни он был мощным карьерным самосвалом или чем-то в этом роде, но сейчас даже марку угадать не получится. Новые хозяева грубо переделали его кабину обшив стальными листами, наварив поверх них решетки и полуметровые шипы из на совесть заточенной толстой арматуры и труб малого диаметра. Из кузова по той же несложной технологии сделали массивный стальной короб защищенный так же тщательно. Поверх него устроили ажурный купол из загнутых швеллеров и той же арматуры, под ним укрывалась спаренная зенитная установка. Карат даже стрелка за ней разглядел. Другого оружия не видать, но хватает бойниц, которые вряд ли вырезали для красоты.

Машина выглядела уродливо и неправдоподобно. Будто кто-то поставил на колеса двухэтажный дом на один подъезд.

Ржавый грохочущий гроб.

Это не похоже на ухоженную технику Полиса. Там сплошь заводская броня, проворные пулеметные пикапы и аккуратно укрепленные грузовики. К тому же на каждой машине с четырех сторон нанесен опознавательный знак — легко узнаваемая фигура из загибающихся под прямым углом синих полос. Ничего подобного здесь не наблюдалось.

Даже с людьми из Полиса нежелательно контактировать до момента возвращения. Как он успел убедиться, белый жемчуг — большой соблазн, для некоторых непреодолимый. Могут прикончить и сделать вид, что никогда Карата не видели.

Что уж там говорить о прочих. Чужого они если сразу не убьют, так обыщут, сталкивался уже с таким, когда даже не самые плохие ребята занялись этим в первую очередь.

Вопрос на миллион долларов: что случится, когда они обнаружат у встречного незнакомца узелок с сокровищами?

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке

Популярные книги автора