Лед и сталь (5 стр.)

— Да, пожалуй, — свежеиспечённый генерал кивнул и быстрым шагом прошёл в раздевалку. Через три минуты, переодетый в тёмно-синюю, почти чёрную, броню, он быстрым движением активировал дыхательную систему, включил связь и захлопнул лицевой щиток:

— Нетопырь в канале.

— Понял, Нетопырь, — штабной офицер, сидящий в командном мобильном центре, зафиксировал появление в боевой сети ещё одного человека, и теперь вся телеметрия, а также видео, шли прямо в центр для анализа.

Позывной Нетопырь был прекрасно известен офицерам штаба. Даже будучи уже большим начальником Ларг частенько участвовал в оперативных мероприятиях, сбрасывая таким образом пар. Но сегодня генерал просто хотел оторвать кое-кому голову. Некомпетентность и глупость бесили его больше всего в жизни, и адмирала было ничуть не жаль, но всё же напряжение стоило сбросить. А где это ещё сделать, как не в трущобных кварталах столицы?


Штурмглайдер резво взмыл в воздух и догнал уже чуть ушедшую вперёд колонну. Поскольку над центром города без специального разрешения летать было запрещено, то сначала вереница транспортов вылетела из запретной зоны, а потом по широкой дуге развернулась в сторону сборного пункта.


Ровно в шесть на летающий командный центр пришёл план операции, где спецназу контрразведки отводилась роль таранного удара, рассекающего анклав на четыре части. Потом оцепление принимали полицейские части, а штурмовые группы снова выдвигались вперёд для локализации и подавления очагов сопротивления.

Второй взвод был практически личным подразделением Ларга. Тщательно отобранные и великолепно обученные боевики, готовые по его приказу ворваться, если нужно, хоть в Гарканцелярию. Двадцать восемь из тридцати пяти были Гандарами, то есть выращенными в баке репликатора, но вовсе не тупыми машинами для убийства. Чего Ларгу стоило выкрасть генную программу, предназначенную для агентов внешней разведки, — это особая история, но и то, что он сделал потом, проникнув в тщательно охраняемый бункер сто шестого репликатора и введя программу в геномодификатор системы, конечно, заслуживало мгновенной смерти в конвертере. Высокородным гар не нужно было даже символической конкуренции, и всё, что выбивалось из нормы, или сидело на жёстком поводке, или уничтожалось без следа.

Потом все тридцать были под разными предлогами переведены в отдалённую школу, откуда спустя некоторое время просто исчезли, а в одном из колледжей контрразведки появились новые ученики.

Шлифовкой своей будущей гвардии Ларг занимался лично, переведя их под разными предлогами в штурмовой полк и натаскивая всеми возможными способами. К сожалению, двое из этой группы погибли в ходе боевых действий, хотя общие потери полка были куда выше, чем у этого взвода.

Теперь все двадцать восемь — высокие статные красавцы в звании от лейтенанта до капитана — были готовы составить костяк его будущей службы внутренней безопасности, чтобы отлаженный механизм оперативного управления заработал ещё эффективнее.

Все эти мысли проскочили в голове генерала словно искра, когда он смотрел на своих парней, спокойно сидевших в десантных ложементах и готовых к любой неожиданности.

— Тайр?

— Да, командир, — командир группы, сидевший напротив, мысленным усилием активировал закрытый канал связи.

— Пойдём тремя группами. Ты, я и Норг. Первая штурмовая, как всегда, поскачет вперёд, а мы будем прикрывать им спину. Построение — тройной клин. По моей команде я и Норг уходим влево, а ты и третье отделение первого взвода — вправо.

Перед генералом словно висела в воздухе карта, проецируемая прямо на сетчатку глаза и он рукой расставлял маркеры. Ту же картину видели сейчас флагкомиссар Тайр и щиткомиссар Норг, сидевшие рядом.

— В бои сильно не залипать, если что, сразу вызывай поддержку. Наша работа — рассечь этот крысятник и, если нужно, раздолбать их опорные пункты. Под землю тоже не лезь. У Криминалкомиссариата собственные специалисты, пусть отрабатывают.

— Да, командир, — оба синхронно кивнули.


Дора Трейн, одетая по случаю боевой операции в броню с двумя четырёхлучевыми звездочками на плечевом щитке, смотрела, как три тяжёлых транспорта с эмблемой контрразведки сбросили десантников и тут же разошлись веером, чтобы, если потребуется, прикрыть бойцов своими мощными пушками. У Доры создалось ощущение, что она смотрела высадку не людей, а человекообразных роботов. Штурмовые подразделения, построившись в боевые порядки, начали движение, мгновенно реагируя на малейшую опасность. И ни одного лишнего движения или, упаси Гандар, заполошной стрельбы для поднятия собственного духа, чем часто грешили полицейские. Пройдя по району словно раскалённый нож сквозь масло, два взвода разделились, и через полчаса весь анклав был разделён на четыре части широкой полосой пожаров и разрушений.

— Как там наши парни? — флаггерин опустила мощный бинокль и повернулась в сторону штабного экрана.

— За этими не угонишься, — проворчал её заместитель, но несмотря на тон, было видно, что он доволен. Спецназу контрразведки удалось застать местные банды врасплох, и теперь дело было за малым. Планомерно и спокойно дочистить помойку, в которую превратился когда-то цветущий пригородный район.

Для этой операции были стянуты полицейские части со всей Гианды, и даже рота спецназа главного управления, занимавшегося крупными бандами.

Броневики полицейских спешно втягивались в пробитый безопасниками коридор и занимали узловые точки, разворачивая настоящие блокпосты со станковыми пулемётами и роботизированными пушечно-пулемётными турелями.

— Есть контакт, — щиткомиссар Форм довольно потёр руки и коснулся пиктограммы вызова мобильного штаба сводной группы Шанкомиссариата, — десять бэ восемь. Огневая точка в здании школы.

— Принял, — отозвался оператор группы.

— Пять эн сорок, отдельно стоящий особняк. Ведут огонь по окрестным домам.

— Принял.

— Пятнадцать эм шесть. Весь квадрат под зачистку. Пока всё.

— Принял три цели. Работаем.

— Удачи.

Сразу же недалеко от висящего в воздухе тяжелого катера, на котором располагался штаб операции, что-то ярко вспыхнуло, и тут же грохнуло резким взрывом. Потом почти без паузы, словно рокот прибоя, короткие злые очереди из десятка стволов, и снова тишина.

— Что там? — Дора раздражённо опустила бинокль. — Не видно ни карха.[4]

— Беспилотник разворачивают, сейчас будет картинка, — Форм вопросительно посмотрел на молоденького, только из училища, щитстаршину, который вёл дрон наблюдения.

— Есть картинка.

На главном экране стало видно, что куча мусора, которая притворялась жилым зданием, теперь уже окончательно уничтожена, а десяток штурмовиков тремя группами движется к одному из домов, облюбованных бандитами.

— Мне кажется или… — Дора приблизилась к экрану, чтобы увидеть, как одетый в тяжёлую броню офицер с синей шестилучевой звездой на плече вскинул СШК,[5] и с крыши дома ссыпался так и не успевший выстрелить снайпер. — Чтоб меня канги взяли, никак вымпелкомиссар Ларг собственной персоной. Он-то что тут делает?

— Так он частенько в боевых операциях участвует, — Форм удивлённо приподнял кустистые брови. — Вы разве не знали?

— Да ходили слухи, но чтобы вот так…


Тем временем отделение уже продвинулось к двухэтажному особняку, обложенному бетонными блоками словно ДОТ.[6] Из окон грозно топорщились стволы крупнокалиберных пулемётов, а на крыше стояла настоящая малокалиберная пушка, видимо, снятая в своё время с патрульного катера.

Отделение рассыпалось и залегло, а генерал, навинтив ракету прямо на ствол, высунулся из-за укрытия и метким выстрелом воткнул её прямо в бойницу здания.

Через пару секунд изо всех окон повалил густой зелёный дым, а ещё через непродолжительное время двери распахнулись и оттуда в облаках газа начали вываливаться натужно кашляющие люди.


— Красиво идут, — прокомментировал Форм.

— Волкодавы, — Дора усмехнулась. — Наши клиенты таким на один зуб. — Она чуть помедлила. — Что, кстати, там с прочёсыванием?

— Начали обрабатывать первый квадрат. В двух других пока бои, но таким темпом это ненадолго.

И как раз в этот момент на арьергард группы, где был генерал, обрушился шквал огня из ближайших домов. Несколько автоматических пушек, вытащенных прямо на крыши домов, ударили по группе, с трёх сторон сразу закрыв поле боя непроницаемой для камер завесой из пыли и осколков. Но несмотря на полное отсутствие видимости, огненные плети очередей продолжали полосовать центр облака, надеясь уничтожить штурмовую группу.

— Шарха! — Дора сжала металлический цилиндрик манипулятора так, что тот прогнулся словно бумажный. — Форм, давай туда штурмовиков, пусть хотя бы снесут эти чёртовы пушки.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке