Атланты

Тема

---------------------------------------------

Алексей Талан

И жить еще надежде,

До той поры, пока

Атланты небо держат

На каменных руках.

Атланты, Александр Городницкий

Веришь - не веришь. Детская игра. Простая и понятная даже для семилетнего ребенка. Ничего сложного.

Прикладываю руку к иллюминатору, забавному анахронизму, и смотрю сквозь полуметровые лупы с фильтрами на Солнечную систему. Отсюда - лишь еще одна искорка в безбрежном черном океане. И не подумаешь, что в ней скрыт целый мир. Но там есть взбитые из воздушной перины облака, соленое море и вкусные пироги на домашней веранде. Там есть все, о чем мы сейчас мечтаем. Любимые, родители, друзья - они все там, в этом крохотном светлячке. Верю ли, что я в силах обеспечить им покой и безопасность? Верю, что скоро вернусь домой, крепко всех обниму и никогда больше не отправлюсь на окраину Вселенной? Да. Все, что у нас есть, - вера в счастье и любовь.

Отворачиваюсь от иллюминатора, и автоматика закрывает - стекло герметичной броней.

- Подготовиться к маневрированию! Экстренное ускорение через пять минут!

Проходит меланхолия и легкая головная боль. В голову словно дунул свежий ветер - так все стало чисто и ясно. Бегу по коридору к лифту; на дежурном табло мигает оранжевый код, нужно немедленно занять свои места.

У полупрозрачной кабины ждет Кейси.

- Доброе утро, Алекс! - Кейси протягивает руку и улыбается. У него еще не высохли волосы. Общий подъем объявили только пятнадцать минут назад, но на этаже остались лишь мы вдвоем - остальные разбежались кто куда.

Заходим в лифт, Кейси жмет кнопку главной палубы. На мгновение появляется сладкое чувство полета, душа словно уходит в пятки, а у Кейси нелепо поднимается в воздух сноп сбившихся волос. Это мы преодолели мертвое кольцо. Наш корабль, патрульный «Святогор», разделен на два гравитационных колодца, две сферы-модуля, которые создают притяжение, вращаясь в противоположные стороны.

Лифт мягко переворачивается. Теперь висим головой вниз к покинутой нами сфере. Но мы этого, конечно, не ощущаем - невесомость. Через секунду все заканчивается. Ботинки мягко амортизируют об пол, и дверь резко уходит в сторону.

- Хм-м, - бурчит Кейси. - Сегодня много народа.

- Неудивительно, - отвечаю я, - оранжевый код. Перед рубкой с нашей, спальной южной стороны пусто. Зато

у северного лифта выстроилась постоянно прибывающая очередь-пилоты, инженеры, физики и биологи. Последние предпочитают ночью не спать, а вести архиважные исследования. Они - наш балласт, который делает вид, что занят в космосе изысканиями, хотя на самом деле регулярно устраивает заплывы на скорость за бортом в скафандрах и режется в виртуальные игры.

Капитан Рик, подтянутый мужчина сорока лет, машет нам рукой и поднимает правую бровь в задорном фирменном стиле. Это меня немного успокаивает. Значит, все будет в порядке? А тогда к чему такой аврал?

- Побыстрее] - торопит капитан.

Рядом с ним сидят Вячеслав и Кирилл - штурман и оператор. Ребята бессменно отвечают за полет и бесперебойную связь корабля. За ними ряд из шести кресел - для группы пилотов.

Мы с Кейси садимся на свои места во втором ряду. Обмолвиться словечком не получается - грозный взгляд капитана отбивает желание говорить. Кейси выдавливает вымученную улыбку, а я устраиваюсь поудобнее и жду с замиранием сердца. Оранжевый код на «Святогоре» включали лишь один раз, когда после очередной волны Леонидов сразу пятнадцать метеоров устремились в Сферу Человека. У нас тогда как раз кончались торпеды. К счастью, все обошлось. Кирилл, наш оператор, вовремя наладил связь с цепочкой маяков-передатчиков, и пять бесцеремонно улизнувших метеоров перехватили боевые крейсеры.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке