Полный порядок, Дживз!

Тема

Ну вот, теперь я во всем разобрался. Полный порядок. Сейчас попробую изложить факты по порядку.

Итак, я умотал в Канны (позволив Дживзу остаться в Лондоне, так как он дал мне понять, что не хочет пропустить скачки в Аскоте) где-то в первых числах июня. Вместе со мной отправились отдыхать моя тётя Делия и её дочь Анжела. Тяпа Глоссоп, жених Анжелы, должен был к нам присоединиться, но в последнюю минуту какие-то неотложные дела помешали ему покинуть Лондон. Дядя Том, муж тёти Делии, заявил, что юг Франции для него — хуже каторги и что его туда не заманишь ни за какие деньги.

Будем считать, расклад вам понятен: тётя Делия, моя кузина Анжела и я сам — Канны, начало июня.

Доступно я объяснил, что?

В Каннах мы отдыхали около двух месяцев, и, если не считать, что тётю Делию раздели до нитки в баккара, а Анжелу во время катания на водных лыжах чуть не проглотила акула, мы очень приятно провели время.

Двадцать пятого июля, бронзовый от загара и полный сил, я распрощался с курортом и в сопровождении тёти Делии и её единственного отпрыска отбыл обратно в Лондон. Двадцать шестого июля, в семь часов вечера, мы вышли из поезда на вокзале «Виктория». А в семь двадцать, или около того, мы распрощались, наговорив друг другу кучу любезностей. Мои, так сказать, дорогие и близкие отправились в Бринкли-корт, поместье тёти Делии в Вустершире, куда через день-другой должен был прибыть Тяпа, а я отправился домой, чтобы принять ванну, попарить, так сказать, косточки, а затем пойти в «Трутень» и пообедать.

Всласть наплескавшись в ванне, я вытирал свой торс полотенцем, болтая с Дживзом о том, о сём (мало ли что могло случиться за время моего отсутствия), когда он неожиданно упомянул в разговоре имя Огастеса (Гасси или попросту Гусика) Финк-Ноттля.

Насколько я помню, у нас состоялся следующий диалог.

Я: Ну, Дживз, вот я и дома, что?

Дживз: Да, сэр.

Я: Я имею в виду, я вернулся.

Дживз: Совершенно верно, сэр.

Я: Такое ощущение, что тыщу лет не был в Лондоне.

Дживз: Да, сэр.

Я: Скачки в Аскоте тебя не разочаровали?

Дживз: Никак нет, сэр.

Я: Что-нибудь выиграл?

Дживз: Весьма удовлетворительную сумму, сэр. Благодарю вас за внимание.

Я: Поздравляю. Ну, Дживз, что новенького? Выкладывай. Кто-нибудь заходил за время моего отсутствия?

Дживз: Мистер Финк-Ноттль заходил чуть ли не каждый день, сэр.

Я вздрогнул. По правде говоря, я не совру, если скажу, что у меня отвалилась нижняя челюсть.

— Мистер Финк-Ноттль?

— Да, сэр.

— Ты имеешь в виду мистера Финк-Ноттля?

— Да, сэр.

— Но разве мистер Финк-Ноттль в Лондоне?

— Да, сэр.

— Разрази меня гром!

Сейчас объясню, почему я удивился, дальше некуда. Честно признаться, я просто не поверил собственным ушам. Понимаете, путешествуя по жизни, изредка встречаешь таких чудаков, как Финк-Ноттль, которые терпеть не могут Лондона. Он жил, постепенно обрастая мхом, в своём поместье где-то в Линкольншире, не появляясь даже на ежегодных соревнованиях между Итоном и Хэрроу. А когда я однажды спросил его, не хандрит ли он время от времени в своей глуши, он ответил, что нет, так как у него в саду есть пруд и он изучает повадки тритонов.

Я никак не мог взять в толк, с чего это вдруг Гусика принесло в Лондон. Я мог бы поспорить с кем угодно, что пока все тритоны не передохнут, ничто не заставит бедолагу уехать из его захолустья.

— Ты уверен?

— Да, сэр.

— Ты ничего не напутал? Речь идёт о мистере Финк-Ноттле?

— Да, сэр.

— Поразительно! Если мне не изменяет память, последний раз он был в Лондоне пять лет назад. Гусик даже не скрывает, что от города его мутит. До сих пор он безвылазно жил в своей деревне, предпочитая общество тритонов любому другому.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке