Тайна проклятого герцога. Книга вторая (13 стр.)

Тема

С этими словами герцог подошел к месту, за которым видимо, полагалось сидеть мне, и демонстративно положил ладони на высокую спинку стула. Молча подошла к супругу, села. Его светлость пододвинул мне стул, после чего направился к собственному месту напротив, сел. Мрачно посмотрел на меня.

Молча взяла салфетку с тарелки, сняла золотистую бечевку, расстелила салфетку на коленях, полностью игнорируя взгляд лорда оттон Грэйд. Как и полагается в домах принадлежащих высшему свету, это стало сигналом к началу ужина, и официант поднес мне первое блюдо. Под крышкой оказалась оленина с кровью, и потому я отрезала себе лишь небольшой кусочек. Официант поклонившись, отнес блюдо герцогу — его светлость любил с кровью! И аппетит у черного мага так же оказался зверским.

Я же, дождавшись момента, когда супруг приступит к трапезе, соответственно настанет время светской беседы, негромко, но отчетливо произнесла:

— Все наряды были пошиты в соответствии с Андейлским сводом, сторонниками коего является большинство жителей населяющих территорию некогда именуемую Древним Элетаром. Данную территорию, лорд оттон Грэйд.

Герцог взбешенно отшвырнул столовые приборы, и те жалобно зазвенели, упав на фарфор. Но я не собиралась пугаться этого вопиющего проявления невоспитанности.

— И как герцогиня Грэйд, — разрезая кусочек мяса, продолжила — говорить, — я собираюсь придерживаться тех же моральных устоев и принципов, коих придерживается мой народ. Соответственно все мои наряды останутся без изменений.

Раздался звон. Его светлость нервно повернулся на звук, я же не отреагировала на падение блюда из рук одного из официантов и, дорезав мясо, отправила кусочек в рот, после чего начала тщательно пережевывать. На лорда оттон Грэйд я все же посмотрела и совершенно напрасно — кусок едва не застрял в горле. Герцог сидел, глядя на меня с убийственной яростью. Приложив усилие, проглотила все и кивнула, приказывая подавать второе блюдо.

Под крышкой оказался великолепный сырный салат с измельченными лесными орехами и зеленью, и я не стала отказывать себе в удовольствии набрав побольше. Официант поднес блюдо лорду оттон Грэйд и застыл, ожидая хоть какой-то реакции. Ее не было. Герцог, совершенно игнорируя стремительно бледнеющего юношу, задал мне грубый вопрос:

— Все сказала?!

Набрав салат в вижу, я отправила его в рот, тщательно пережевала, проглотила, даже не ощутив вкуса, и отрезая следующий кусочек от мяса, холодно произнесла:

— Лорд оттон Грэйд, я ваша супруга, но не ваша собственность. И я искренне надеюсь, что осознав это, вы измените форму прилюдного обращения ко мне.

Мясо было дорезано, наколото на вилку и отправлено в рот. Его вкуса я так же совершенно не ощутила.

Герцог, заметив, наконец стоящего рядом в полусогнутом положении официанта, наградил его таким взглядом, что юноша отшатнулся, а затем поспешил покинуть столовую. Зло усмехнувшись, его светлость вновь взял столовые приборы, и начав терзать мясо, язвительно произнес:

— Рад, что вы вспомнили о том, что являетесь моей супругой, Ари. Надеюсь, память не подведет вас и сегодня… ночью.

Нож едва не выпал из моей руки, но я сдержалась. И прибор сумела удержать. Но я отчетливо понимала — всей моей сдержанности не хватит, чтобы исполнить свой супружеский долг. Не смогу! Не сегодня! Не…

А потом я вновь напомнила себе, что я — герцогиня оттон Грэйд.

Вскинула подбородок, взглянула на его светлость через весь стол и мило улыбнувшись, произнесла:

— Будем надеяться, что моя мигрень не разыграется к ночи. В ином случае, боюсь, даже церковь сочтет это достойным поводом для отказа.

Нож в руках темного мага начал стремительно кривиться, и мне оставалось лишь предполагать, с какой силой он был сжат. Но никоим образом это не повлияло на мое желание продолжить беседу, и я напомнила:

— Я леди, лорд оттон Грэйд. Я ваша супруга и ваша леди, но это никоим образом не обязывает меня принадлежать вам вопреки моему плохому самочувствию.

Нож герцога сломался и часть его со звоном упала на блюдо. Лорд оттон Грэйд отшвырнул рукоять, и мрачно взглянул на лакея. Через мгновение его светлости был подан другой нож, мне же поднесли третью перемену блюд — кровяной пудинг, от которого я отказалась. Герцог же, подтверждая собственную кровожадность, забрал себе все, затем направил в рот один из темных кружочков, тщательно прожевал и милостиво заверил меня:

— Не переживайте, моя дорогая, я вас вылечу.

Не сдержавшись, я невинно поинтересовалась:

— Навечно?

Лорд оттон Грэйд, прожевав еще одну порцию пудинга, кивнул, и хрипло произнес:

— Все больше склоняюсь к данному варианту.

Я не испытала ни малейшего оттенка страха. Напротив, сочла необходимым напомнить его светлости, что:

— В случае смерти одного из супругов сочетавшихся родовым браком, срок траура составляет три года, лорд оттон Грэйд. И я, несомненно, не забыла о ваших возможностях по приобретению еще сотни невест подобных мне, но время…

Договаривать не стала, допустив весьма выразительную паузу.

Салат показался мне восхитительным, особенно учитывая тот факт, что его светлость потерял всяческий аппетит и даже отложил столовые приборы.

— Да, — после некоторого молчания произнес лорд оттон Грэйд, — вы превосходно осведомлены о некоторых особенностях родового брака.

Кивнув, напомнила:

— У меня превосходное образование.

Получила в ответ столь же учтивый кивок и задумчивое:

— Мда… Иоланта была права, твой единственный недостаток — небольшой рост.

Эта фраза насторожила меня, и не случайно. Вновь вернувшись к трапезе, герцог начал крайне неприятный разговор:

— Я до крайности недоволен вашим своеволием в отношении прислуги, Ариэлла.

Попыталась было ответить, но один взгляд его светлости и слова застряли в горле. Лорд оттон Грэйд продолжил:

— Ваш поступок поставил меня в очень неприятное положение, Ари. С одной стороны я категорически против увольнения моей прислуги. Но с другой, в виду необходимости оставлять вас в родовом замке Грэйд, отчетливо осознаю, что непозволительно допускать ваше нахождение на защищенной территории с теми, кого вы столь неосмотрительно превратили во врагов.

Превратила во врагов?! От столь вопиюще несправедливой характеристики моих действий я напрочь лишилась дара речи.

Герцога это вполне устроило, и он продолжил:

— Завтра я лично займусь подбором новой… недостающей обслуги, и на этот раз, — взгляд на меня, — ты не будешь лезть не в свое дело!

Сообщив мне данную информацию, его светлость вернулся к ужину с аппетитом, коего ранее не демонстрировал. Я молча подала знак принести четвертое блюдо, и так же молча набрала себе немного тушенных в белом вине овощей.

А вот затем, стараясь выглядеть ничуть не разозленной словами герцога, холодно произнесла:

— Вы ошиблись дважды, ваша светлость. Первый раз, когда решили, что я позволю вам нанимать прислугу без моего одобрения. И второй, когда заявили, что это не мое дело!

Я не смотрела на герцога. Даже когда раздался звон приборов, которые лорд оттон Грэйд отшвырнул от себя. Не вздрогнула, и когда раздался его взбешенный приказ:

— Все вон!

И заставила себя вернуться к трапезе, старательно игнорируя мгновенно опустевшую столовую. Столовую, в которой после ухода прислуги стало столь тихо, что было слышно, как потрескивают свечи и воет ветер за окном. Есть не хотелось совершенно, единственным испытываемым мной желанием было сбежать вслед за прислугой, лишь бы не оставаться наедине с плохо контролирующим себя черным магом. Но в очередной раз напомнив себе кто я есть, я сумела хотя бы внешне сохранить спокойствие. Внутри дрожало все и бешено колотилось сердце.

— Смотреть на меня! — раздался громкий оскорбительный приказ.

Несмотря на осознание, что подчинение в данный момент сыграет против меня, я все же отложила столовые приборы и вскинув голову посмотрела на герцога. Лорд оттон Грэйд, чуть подавшись вперед и положив ладони на крышку стола, отчеканил: — Не смей командовать в моем доме! И лезть в мои дела не сметь так же!

Сжала кулаки до боли, до розовых полукруглых отметин, сжала настолько сильно, чтобы боль заставила собраться и выстоять. Мне некуда отступать. Некуда. Уступлю сейчас и уважения к леди оттон Грэйд не останется ни у кого. А быть пустышкой в собственном доме страшная участь. И потому, загнав свой страх как можно глубже, я столь же отчетливо, разделяя каждый слог, произнесла:

— Родовой замок Грэйд — мой дом. Вашей милостью — мой единственный дом. Это было ваше решение, мне вы выбор не предоставили. И как герцогиня оттон Грэйд я вправе, в полном праве, решать вопрос с прислугой. И это мое дело, ваша светлость! Но я готова пойти на уступки в том, что касается прислуги мужского пола. И только.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке