Золушка в шоколаде (31 стр.)

Тема

– Немедленно рассказывай, чем Васька занимается?

Митя попытался выскользнуть, но сплетница была намного сильнее тщедушного мальчика, она с силой сжала ему плечи и приказала:

– Говори!

Митя тоненько заплакал, Света оттолкнула его и ушла. Через полчаса в кухню барака ворвалась милиция, участковый нес на руках зареванного Митю. Поставив мальчика на пол, мент сказал:

– Ну, успокойся и скажи, которая тетя тебя побила?

– Она, – указал на Свету Митя. – Каждый день пристает, щиплет, бьет.

– Эй, эй, – попятилась Коростылева, – офигел?

Милиция не дала Свете возможности заорать, сплетницу увезли в отделение, где показали заключение врача, в котором значилось, что плечи, руки, ноги, живот мальчика покрывают синяки. Митя уверял, что их оставила Света.

– Он врет, – рыдала Коростылева, – врет, врет!

Менты устроили очную ставку, и здесь Митя показал себя во всей красе. Сначала он при виде Коростылевой прижался к стене, затрясся, заплакал, а когда Света завопила: «Наглый лгун!» – мальчик вдруг спросил:

– Разве за плечи не хватали сегодня? Сами вы врете.

– Так что с плечами? – нахмурился участковый.

– А нас баба Катя видела, – подал голос Митя, – она за всеми из своей комнаты подглядывает…

Привели старуху, та подтвердила слова малыша. Не отказала себе в желании и приукрасить события.

– Еще и головой об стенку шандарахнула, – заявила пенсионерка. – Светка, она такая, слишком бойкая.

– На срок тянет, – побарабанил пальцами по столу участковый. – Как поступим? Говори, Митя.

– Нам ремонт нужен, – деловито ответил ребенок, – пусть тетя Света комнату в порядок приведет, тогда я заявление заберу. Но если она еще раз ко мне прикоснется, скажу, что изнасиловать хотела, совращала!

Коростылева ахнула, а милиционер крякнул:

– Далеко ты, Митя, пойдешь!

– Сам о себе не позаботишься, никто не поможет, – отозвался тот.

Пришлось Свете клеить обои и белить потолок. Но недолго Митя радовался чистоте. Василия посадили в тюрьму. Дали, правда, немного, и он скоро вернулся, но Олимпиада окончательно утонула в водке. Она продала все, что можно, а когда добралась до мебели, Митя исчез. Никто так и не узнал, куда подевался бойкий мальчик.

Глава 20

– Ну и как тебе мой рассказ? – осведомилась Алевтина Петровна. – Хороша у кавалера биография? С виду-то Вася красавец!

– А где он сейчас живет?

– Снова здорово! Специально же рассказала, чтобы ты поняла: Василий – уголовник и врун, – возмутилась бывшая докторша.

И тут из открытого окна полетели крики. Алевтина подскочила к распахнутой раме. Я последовала за ней.

По большой площадке медленно бродили люди, одетые в разноцветные спортивные костюмы. Один мужчина сидел на земле и, вырывая пучки чахлой травы, выл сиреной:

– О-о-о-о!

От желтого корпуса бежали две женщины в белых халатах. Очень быстро они преодолели небольшое расстояние и склонились над несчастным. Одна стала ласково гладить больного по голове, другая ловко, прямо через одежду, сделала укол.

– Ему плохо? – спросила я.

Алевтина Петровна вскинула брови.

– Да нет, просто он возбудился.

– А по какой причине?

– Кто ж знает, – грустно ответила она. – Как говорится, не дай мне бог сойти с ума, нет, лучше посох и сума.

– Следовательно, где Митя, вы не знаете? – попыталась я вернуться к основной теме разговора.

– Я не интересовалась мальчиком.

– А где живет Василий?

Алевтина Петровна встала.

– Найди себе другого. Пойми, уголовник был тут последний раз месяцев шесть тому назад. Уж не знаю, зачем прикатил, только пробыл недолго, с полчаса у бабки провел и уехал. Я тебя понимаю, он парень красивый, молодой, небось конь в кровати, но лучше от такого подальше держаться. Ясно? Больше мне сказать нечего.

– Может, Олимпиада в курсе?

– Ну ты и настырная! – восхитилась Алевтина. – Липа совсем без ума и пьяная всегда. Если трезвеет, то связных слов от нее не жди, с Райкой Клюквиной они близняшки. У той и фамилия соответственная – Клюквина, вот и клюкает.

Неожиданно в голове заворочались смутные воспоминания: «Клюквина клюкает…» Кто, где и когда говорил мне эту фразу?

– Вдвоем они поддают, – продолжала тем временем Алевтина Петровна, – и от обеих внуки удрали, от Раисы Олечка вон подалась. Хорошая такая девочка, тихая, аккуратная, все бабушку просила: «Не пей, пожалуйста!» Только разве Райку остановить? Ей и в голову не приходило внучку послушать. Золотая девочка мерзавке досталась. Ей-богу, усомнишься в генетике! Мать квасила без устали, отец такой же, и оба они сгинули невесть где, бабка Раиса с волосами проспиртовалась, а внучка умница, на одни пятерки училась. Ее здесь все Лапочкой звали.

– Как? – подскочила я.

– Лапочкой, – повторила Алевтина Петровна. – За свой милый характер девочка прозвище получила. Дружили они, Митя и Олечка, крепко. Хоть и маленькие, а друг за дружку держались. Сколько же Оле лет было, когда она пропала, – одиннадцать или двенадцать? Не вспомню. Ну и времена настали в нашей стране, темные, страшные, дети из родных стен прочь рвутся! Мне Лапочка очень нравилась, вот и забеспокоилась – смотрю, девочки третьи сутки не видно. То, бывало, на кухне ее встретишь, то у туалета столкнешься, а тут ну ни разу не мелькнула…

Встревоженная Алевтина постучалась к Раисе, обнаружила бабку, как всегда, пьяной и решила поехать в школу. Классная руководительница Лапочки была весьма недовольна визитом врача.

– У меня забот полон рот, – процедила она сквозь зубы, – в деревнях малокомплекты позакрывали, всех детей к нам согнали, по сорок человек в одном классе. За каждым не углядеть.

– Так девочка не посещает занятий? – не отставала Алевтина.

– Не помню.

– Посмотрите в журнале, – настаивала врач.

Училка закатила глаза, но открыла гроссбух и заявила:

– На этой неделе она не приходила.

– Сегодня четверг, а вы даже не рыпнулись! – обозлилась Алевтина.

– Говорила уже, – огрызнулась преподша, – сорок голов в классе. Ильина хорошо учится, занятий не пропускает, значит, просто заболела. Да, кстати, она классные расходы задолжала. Вы ей кто? Бабушка?

– Вы хоть в курсе, как живет Олечка? – воскликнула врач. – Ее бабка – горькая пьяница, а родители умерли.

– Так кем вы приходитесь Ильиной? – повторила вопрос классная руководительница.

– Соседкой.

– Вот и не лезьте в чужие дела, – зло ответила учительница.

Примерно так же отреагировали и в милиции, когда неугомонная Алевтина захотела написать заявление об исчезновении девочки. Правда, сотрудник правоохранительных органов глаз не закатывал, вздохов не издавал, про огромное количество работы не рассказывал, но отрезал:

– Подобные бумаги принимаются лишь от близких родственников.

– У Ильиной нет родителей, – пояснила Алевтина Петровна.

– Пусть дед или бабка придут.

– Раиса Ивановна пьянь подзаборная!

– От соседки заявление не возьму, – уперся мент, – не положено.

– Ребенок исчез, а вы бюрократию разводите! – вышла из себя доктор.

– Идите домой, – посоветовал милиционер. – Вот если бабка бумагу принесет, тогда, может, и примем. Успокойтесь, девочка просто из дома сбежала. Знаете, сколько их сейчас бежит? Армия…

Вот на такой грустной ноте моя собеседница закончила рассказ.

– Вы только о Лапочке волновались? – спросила я. – Про Митю не спрашивали?

– Нет, – сухо ответила собеседница. – Он малоприятный тип, а Лапочка очень милая, жаль только, что она попала под влияние младшего брата Василия. Думаю, Митя и подбил ее удрать.

Так и не узнав адреса Василия, я простилась с Алевтиной Петровной, пообещав той никогда больше не встречаться с бывшим уголовником– Казановой.

Сев в машину, я призадумалась. Значит, Лапочка близкая подруга Мити, а тот младший брат Василия. Наверное, троица поддерживает между собой отношения. Знают ли девочка и Митя о смерти Васи? Если братья жили вместе, то младший, наверное, сейчас в тревоге. Василий прописан в бараке, именно сюда в ближайшее время явится милиция с сообщением о смерти парня. Следователь захочет поговорить с родственниками жертвы и пойдет по моему пути. Но я успела опередить официальные органы. Ничего в этом, правда, удивительного нет. У бедняги из отделения милиции в сейфе лежит не одна папка с делом, пока еще у него руки до Василия дойдут. И как мне теперь поступить?

Прежде всего необходимо связаться с Ией Вадимовной, ей нужно рассказать о смерти Ирины Львовны и Василия.

Я вынула телефон и набрала номер. Услышала лишь длинные гудки – дома Крон не было. Лапочка, наверное, на занятиях, а Ия Вадимовна у себя на службе. Ладно, отложу разговор с ней до вечера. И, пожалуй, надо попытаться найти Митю, брата Василия.

Что-то не нравится мне в этой истории, но никак не пойму, что именно. Вдруг Ия Вадимовна права: Зоя жива, ее где-то прячут? Но кто? А главное, с какой целью? Нет, это бред, врачи дали заключение о смерти девушки! Ее похоронили! А фото? А подпись? Вот черт! Надо взять у Ии образец почерка Зои! И как я не догадалась раньше?

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке