Если повезет

Тема

, но на сей раз она действовала самостоятельно, без посторонней помощи и за отпущенное время сделала максимум возможного. Не исключено, что Родриго, старший сын Сальваторе и второй человек в организации Нерви, все еще копает, а потому времени в обрез и нужно успеть все провернуть до того, как выяснится, что Дениз Морель появилась всего несколько месяцев назад — из ниоткуда.

— Ох! — блаженно вздохнул Сальваторе, откидываясь на стуле и посылая Лили ответную улыбку. Это был импозантный мужчина лет пятидесяти с небольшим, типичный итальянец с глянцевыми черными волосами, черными ясными глазами и чувственным ртом. Держать себя в форме он считал обязательным, а его волосы либо еще не тронула седина, либо он не хуже Лили умел скрывать подобные мелочи. — Сегодня вы особенно красивы, я уже говорил вам об этом?

Сальваторе обладал чисто итальянским шармом. Жаль, что он хладнокровный убийца. Что ж, но ведь и она тоже. Они одного поля ягоды, хотя Лили надеялась, что это не совсем так, что она пусть немного, но все же лучше, чем он.

— Говорили, — кивнула Лили, тепло взглянув на него. У нее был парижский выговор — результат длительных и упорных тренировок. — Еще раз благодарю.

Хозяин ресторана, месье Дюран, приблизившись к их столику, застыл в почтительном поклоне.

— Какое счастье снова видеть вас, месье! У меня для вас приятная новость: мы раздобыли бутылку «Шато Максимильен» восемьдесят второго года. Она получена лишь вчера, и я, как только увидел в списке ваше имя, тотчас решил оставить ее для вас.

— Превосходно! — воскликнул Сальваторе, просияв.

Бордо восемьдесят второго года — вино исключительное. Такого осталось всего ничего. За эти бутылки можно выручить хорошие деньги. Сальваторе, тонкий ценитель вин, за редкий экземпляр был готов выложить любую сумму. Более того — он любил вино и не просто коллекционировал бутылки, а употреблял их содержимое, смакуя и наслаждаясь букетом и ароматом напитка; в этом он был истинным поэтом. Не переставая улыбаться, Сальваторе посмотрел на Лили:

— Это вино — напиток богов, вот увидите.

— Вряд ли, — равнодушно проговорила Л или. — Я никогда не любила вино. — Так было задумано: она особенная, не похожая на других, странная француженка, которая ничего не смыслит в винах. И вообще у нее безнадежно плебейские вкусы. В действительности Лили не имела ничего против бокала бордо, но ведь с Сальваторе она не Лили, а Дениз Морель, которая пьет исключительно кофе и минеральную воду.

— Посмотрим, посмотрим, — посмеиваясь сказал Сальваторе, однако кофе для нее заказал.

Это было их третье свидание. Лили с самого начала вела себя с Сальваторе сдержаннее, чем тому хотелось бы, а от первых двух приглашений и вовсе отказалась. Это был рассчитанный риск, призванный притупить его бдительность. Сальваторе знал, что люди ищут его внимания, добиваются его расположения. Он не привык к отказам, и явное равнодушие со стороны Лили задело его самолюбие, пробудив интерес к ней. Могущественные люди всегда ждут от окружающих внимания к собственной персоне. А Лили еще и не желала подстраиваться под его вкусы — как, например, с вином. Во время двух предыдущих свиданий Сальваторе пытался уговорить ее хотя бы попробовать вино, но Лили осталась непреклонной. Никогда раньше Сальваторе не сталкивался с женщиной, которая не стремилась угодить ему, и индифферентность Лили его заинтриговала.


Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке