Пограничная река. (Тетралогия) (218 стр.)

Тема

* * *

Сегодня пришло время четвертого запуска.

Аборигены даже не пытались гнать пленников в укрытие - укрытий рядом не существовало. Степь ровная как бритый блин: даже замаскироваться здесь негде - травы мало, да и невысокая она. Деревьев и кустов вообще нет. А откуда им взяться - здесь же на километры вокруг все выведено. Бежать к карьерам далеко, да и страшно - прямо в пасть опасности путь ведет.

Попали…

Первым голос подал Прапор:

- Ребята, давайте хоть присядьте пониже - может скат не заметит нас.

Андрей, положительно оценив совет, плюхнулся на землю плашмя:

- Ложись! Сеном припорошитесь сверху!

Вряд ли такая маскировка поможет. Даже если люди станут неприметными кочками, фигурки аборигенов будут их выдавать - те и не думали прятаться. Стоят, будто суслики - таращатся на пирамиду. Тоже понимают, что убегать бессмысленно.

Из облака пара показался "огурец". Обливая почву под собой обильными потоками маслянистой слизи, он тянулся к оперативному простору площадки - там можно без помех распрямлять свои "крылья", принимая истинную форму.

Но что-то пошло не так в самом начале. Может "пуповина" лопнула, пустив струю газа, а может о какой-нибудь незамеченный камешек оболочку пропороло - этого уже не узнать. Откуда появилась искра, тоже осталось загадкой. Мало ли - может просто статический разряд. "Огурец", не выбравшись из чрева пирамиды и наполовину, резко остановился, из-под левого бока взметнулась струя голубого пламени. Несколько мгновений и вот он уже пылает весь. Огонь пошел в недра пирамиды, оттуда, расшвыривая горящие ошметки, реактивным потоком вынесся исполинский язык пламени - наверное, до небес достал. Отсюда до места событий было более километра, но все равно донесся порыв горячего ветра.

Пламя, быстро вспыхнув, столь же быстро погасло - газ выгорает мгновенно. Пирамида так и осталась в раскрытом положении - две огромные створки застыли гигантскими закопченными крыльями. Видимо механизм повредило. Струи пара тоже больше не вырывались, лишь потихоньку чадили кучки скрюченных "ногтей", оставшиеся от погибшего "огурца".

Аборигены синхронно направились к полосе, в сторону пирамиды. Они никого не гнали за собой, но люди, встав, привычно зашагали следом за ними - в лишних понуканиях давно уже не нуждались. Куда охрана, туда и пленники.

Андрей, топая за Чубакой, коряво корчил губы в полубезумной улыбке - так искренне, наверное, улыбаются только кретины, получив в магазине бублик на сдачу. Радость - ни с чем не сравнимая радость. Обошлось - он все же пережил и четвертый запуск. Очень легко отделались - никто не пострадал. В поселке, правда, горят все сараи, ну да это ерунда. Потушат они сараи - видно для этого их туда и гонят. А потом, наверное, починят ворота пирамиды, отстроят заново разрушенные постройки. Как же замечательно, что сегодня они не работали рядом с поселком: никто бы там не выжил. Жаль только, что ночевать негде, ну да это ерунда - на дворе тепло и сухо, можно спокойно ночевать и на улице. Это ведь не зима.

Очень удачный запуск - никто не помер.

Предаваясь радостно-идиотским мыслям, он не обращал внимания на несколько странное поведение охранников. Аборигены двигались, будто ослепшие лунатики. Даже дистрофики прекратили свое постоянное дерганье из стороны в сторону - брели к пирамиде механическими куклами.

Не только Андрей не замечал ничего странного - все пленники будто ослепли. Радость от осознания, что опасность миновала, опьянила - не до наблюдательности народу стало.

Пережить запуск - это нечто. Адреналин высшей очистки.

Аборигены, почти добравшись до тлеющих останков "огурца" разом остановились, присели на корточки, замерли. Только тогда люди поняли - происходит нечто необычное. Поначалу пленники недоуменно переглядывались, не понимая, что им теперь делать. Некоторые даже неуверенно приблизились к чадящим кучкам "ногтей", ожидая приказа по их уборке. Охранники даже не шевельнулись.

Несколько минут народ переминался с ноги на ногу, уставившись на окаменевших аборигенов. Первым набрался наглости Киркоров. Немой здоровяк подошел к Чубаке, поводил у него перед глазами раскрытой ладонью, присел, вгляделся в закатившиеся зрачки охранника, пожав плечами, отошел.

Андрей, заметив, как у главного охранника из уголка приоткрытого рта потянулась струйка слюны, покачал головой:

- Дааааа… Дела… Похоже, с нашей охраной не все ладно.

Народ загалдел разом - все старались перекричать друг друга. Прорвалось напряжение, вызванное запуском и, впридачу, отягощенное бредовым поведением аборигенов. Охрана на этот шум никак не отреагировала - все так и сидели статуями. Одна из женщин, осмелев, выбила из руки дистрофика связку дротиков. Оружие покатилось по земле, никаких последствий этот поступок не вызвал.

Киркоров тут же вырвал из лап Чубаки секиру, крутанул ее в руках, довольно осклабился. Андрей сомневался, что сумеет найти общий язык со столь непривычным оружием, но и сам вдруг резко захотел обзавестись чем-нибудь подобным. Поднял выбитый женщиной дротик, из-за пояса дистрофика осторожно вытащил топорик с длинным узким лезвием.

Странно, но заполучив это нехитрое оружие, Андрей вдруг почувствовал себя гораздо увереннее, а мысли внезапно стали идеально ясными. Он понял, что сейчас надо делать. Завидев, что Кир топает в сторону горящего поселка, перекрикивая галдящую толпу, заорал:

- Стой! Склады горят - ты ничего не вытащишь оттуда! Эй! Хватит галдеть! Быстрее разоружайте охрану! Забирайте у них все оружие, пока они не пришли в себя!

Люди и без его указаний уже вовсю грабили аборигенов, но его крик подстегнул процесс экспроприации и придал ему некоторую конечную идею и смысл. Воплощением идеи явилось поголовное вооружение пленников и куча брошенного оружия - все люди себе забрать не смогли. Зачем они это делают, никто еще не понимал - сработал стадный инстинкт, разбуженный поступком Кира.

Андрей, не давая народу опомниться, вскинул над головой дротик:

- Кидайте все лишнее оружие в огонь! Не оставляйте охране ничего!

Но тут коса нашла на камень - люди не спешили выполнять этот приказ. Видимо эйфория прошла, да и не было стартового толчка - никто сейчас не подал пример.

- Дрю, а нафига жечь? - нервно прокричал Гнус.

- Когда они очнутся от этой спячки, то не смогут за нами гнаться без оружия. А если и погонятся, мы без проблем отобьемся.

- Тьфу ты! - охнул Лысый. - Кому что, а Киркорову и Дрю лишь бы в побег сдернуть! Ты мало бегал? Да некуда здесь бежать! Толку от побегов ноль! Мало тебя лупили "эти"?

- Лысый, очнись! Больше некому нас лупить - охрана, похоже, в кому впала вся! Посмотри на них - этот запуск их окончательно доконал! Ты что, все равно их боишься? Ты, наверное, и тени своей уже боишься! Лысый - уходить надо! Такую удачу упускать нельзя!

- Дрю, да ты совсем спятил! Забыл?! Тележки с продуктами и битумом забыл?! Откуда-то эти тележки приходят ведь сюда! Тут вся планета принадлежит… "этим" принадлежит. Куда нам отсюда бежать?! Побегаем, и попадем все равно к ним. Ладно, если просто изобьют, так ведь могут засунуть в место, по сравнению с которым этот поселок покажется раем земным. Вон, Киркоров дальше всех убегал - его один раз четыре дня ловили. И что? Сам потом палочкой на полу нам написал, что вышел к целой крепости, где ЭТИХ были сотни. Пришлось ему назад поворачивать, прямиком в лапы наших дистрофиков. Это их планета - нам от них не сбежать. Мы, мать твою, будто космические робинзоны - наш корабль сгорел, мы здесь застряли навсегда.

Андрей упрямо покачал головой:

- Ошибаешься. Нам просто не повезло с местом.

- О чем ты?

- Здесь есть люди. Другие люди. Где-то обязательно есть территории, населенные людьми. Надо просто их найти.

Прапор, перебив начавшего было орать Лысого, спокойно уточнил:

- Андрюша - о чем ты? Какие здесь могут быть люди?

- Не знаю какие, но знаю, что они есть. Помните, у дальнего карьера Хач кость нашел? Нижнюю челюсть человеческую?

- Было дело. Только не факт, что она человеческая была. Это мы так… предполагали. Да и могла от самолета попасть туда - там ведь немало народа погорело.

- Верно. Но ведь это было месяца через два после того, как мы здесь очутились. А кость выглядела очень старой и ничуть не подгорела. Так что не из самолета он была.

- Из-за какой-то сомнительной кости ты целую теорию раздул? - хохотнул Лысый.

- Нет. Это я так, напомнил. Вон - посмотрите на башню. Мы с Киром решили еще раз попробовать в побег пойти. Я, когда народ на раздаче ужина толпился, пару дней назад туда залез через пролом в задней стене. Надеялся найти наконечники от дротиков, которые метал тогда арбалет. Пригодилось бы вместо оружия. Наконечников не нашел. Зато нашел нечто другое. Там, на закопченной стене, проступил рисунок. Был нарисован поселок - большой поселок, раза в три больше нашего. И пирамида за ним - наша пирамида. Она была нарисована открытой. Причем открыты были и западная и восточная половины. И из них выползали "огурцы".

- И что ты там еще видел? "Черный квадрат" Малевича? Или "Джоконду"? - не унимался Лысый.

- Нет. Больше я ничего интересного не видел. Но и этого достаточно. Рисунок был старый, и на нем был изображен рассвет этого поселка. А мы попали сюда спустя много лет, когда здесь наступил упадок. Остались в итоге одни старики да калеки, восточная половина пирамиды больше ничего не запускала, а западная… западная работала как-то странно… неравномерно… непонятно как… Сами ведь все знаете.

- И при чем здесь люди?

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке