Проект: Клон Гитлера

Тема

© Антон Кротков, 2015

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero.ru

Глава 1

Груз без маркировки

Стояла чудесная весенняя ночь. Со всех сторон находящегося на ходовом мостике субмарины капитана-лейтенанта Эриха Кемпке обступали исполинские скалы фьорда, создавая ложную иллюзию, что крошечной скорлупке корабля ничто не угрожает в их успокоительной тени. Но главное, что небо было плотно затянуто низкими слоистыми облаками и потому подводной лодке не надо было сразу воровато нырять, едва выйдя за портовый мол. В такую погоду вездесущим британским воздушным охотникам их было не достать даже с помощью бортового радара. Этот чёртов радар был дьявольским оружием или скорее карой господней на их грешные головы. С его помощью англичане на значительном удалении могли видеть немецкие субмарины. В хорошую погоду местные воды превращались в охотничьи угодья, где многочисленным вражеским самолётам и эсминцам всегда не хватает дичи.

Всего раз Эриху довелось побывать в роли убегающего зайца, но и этого хватило, чтобы на его висках появилась ранняя седина. С тех пор в ночных кошмарах его часто преследовал похожий на визг бормашины, звук прощупывающего океанскую толщу асдика (радара).

Впрочем, пока ему везло. Большинство же его товарищей уже лежали в своих стальных гробах на морском дне. Кстати, где-то в этих местах. Только два дня тому назад на подходе к базе «U-387» была разорвана на куски глубинными бомбами, сброшенными с британского «Сандерленда». Изуродованные тела двух членов её команды взрывной волной были вынесены на поверхность. Патрульные катера подобрали их и доставили в порт. Эрих хорошо знал этих парней. С одним из них — помощником командира «U-387» они даже вместе учились в морской школе. На похоронах Эрих увидел, что вскоре ожидает их всех. На какое-то время он был просто раздавлен видом того, что осталось от его добродушного весельчака-приятеля. Обычно подводники редко видят трупы убитых, смерть, как правило, приходит к ним один раз, чтобы сразу забрать с собой весь экипаж. А тут ещё адмирал Денниц зачем-то приказал хоронить погибших моряков в открытых гробах. Почему он так поступил? Наверное, чтобы остальные не питали иллюзий…

Полчаса тому назад подводная лодка «U-975» вышла из под бетонного свода бункера-укрытия и взяла курс в открытое море. Впрочем, до открытого моря им предстояло много часов петлять по узкому фарватеру, проходить в притирку к острым, как зубы дракона, рифам, и в любую секунду ожидать внезапной атаки врага…

Для Кемпке начавшийся поход с большой вероятностью должен был стать последним в карьере и в жизни. Одним росчерком пера их обожаемый «Папаша Карл» — адмирал Денниц приговорил немногих, пока ещё живых везунчиков к неминуемой смерти. Согласно приказу Гросс-адмирала последние 15 субмарин атлантической флотилии должны были идти к побережью Англии и воевать там до последней торпеды и последнего сухаря. Так их обожаемый адмирал и фюрер понимали тотальную войну.

Что ж, таков был приказ и ослушаться его Эрих не мог. Теперь даже их новейший быстрый двигатель системы Вальтера и «шноркель», позволяющий лодке значительное время не всплывать для подзарядки аккумуляторных батарей, отвода отработанных газов и пополнения запасов кислорода, оказывались как бы и не к чему. Всё одно они шли к эшафоту, так какая по большому счёту разница: разбомбят ли их здесь — в окружении мрачных скал, или торпедируют в виду зелёных ирландских берегов.

Впрочем, пока кроме Эриха никто из команды об их печальной участи не догадывался.

Из открытого рубочного люка тихо лилась граммофонная мелодия, слышался аппетитный запах жаренных сосисок и картофеля. Только что отремонтированный корабль легко давал 19 узлов, так что норвежский берег с его уютным офицерским казино и привлекательными блондиночками уже остался где-то далеко за кормой.

Неожиданно из двенадцатиметровой шахты рубочного люка донёсся грохот кованых сапог по железу — кто-то медлительный и грузный неторопливо с частыми остановками поднимался к нему на мостик. Это был радист. Молча со скорбным выражением на широком бородатом лице этот неловкий толстяк протянул командиру две только что расшифрованные им радиограммы. Первая была получена в 21. 34 по судовому времени. В ней говорилось о самоубийстве фюрера и падении Берлина. Во второй содержался приказ командира 3-флотилии немедленно возвратиться в базу.

* * *

Как следует всё обдумав, Эрих решил идти в базу в подводном положении. После смерти Гитлера и падения Берлина он опасался измены. Для потомственного морского офицера не было худшего греха, чем позволить пленить свой корабль.

К родной стоянке они подкрались вскоре после рассвета. В центре фьорда неподвижно стоял тральщик береговой охраны, не подозревая о прибытии субмарины. Флаг на этом корабле был, как и положено, поднят. Это обстоятельство немного успокоило Кемпке. Значит, здесь всё ещё действуют законы германского военного флота. Эрих смог достаточно ясно различить через окуляры перископа спокойные лица моряков на тральщике, потом перевёл свой взгляд на причал, где стояли какие-то грузовики и бронемашины с солдатами. Там явно кого-то ждали. Не его ли?

С глухим стоном лодка вынырнула на дневной свет, наделав немало паники на тральщике. Эрих с игривым удовольствием наблюдал, как там под надрывный вой сирены забегала матросня и нервно закрутились орудийные башни. Между тем его лодка уверенно направилась к причалу. Они ещё не успели полностью пришвартоваться, как на борт к ним с пирса перепрыгнул эсесовский офицер в длиннополом чёрном плаще и низко надвинутой на глаза фуражке с высокой тульей и черепом на околыше. Не смотря на солидную комплекцию профессионального штангиста, в движениях он был быстр и ловок. На его квадратном бульдожьем лице читалась привычка приказывать и выполнять любые приказы. Даже не поприветствовав командира корабля, он тут же начал по-хозяйски отдавать ему распоряжения:

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке