Стеклянная орхидея (39 стр.)

Тема

– Ты так плохо обо мне думаешь? – Его голос стал холодным, лицо напряглось. – Тогда можешь уехать, когда пожелаешь. Больше мне сказать нечего. – Он встал и повернулся, чтобы уйти.

Чарли почувствовала, как на нее накатывает волна ярости. Он снова отгораживается от нее. А ведь он сказал, что любит ее.

– Помнишь, что ты думал обо мне? Жадная эгоистичная дрянь, готовая на все ради наживы. Думал, мне это приятно?

– Я никогда тебе не говорил этих слов.

– Но ты считал меня такой! – упрекнула она в ответ, он и не пытался возражать. – Ладно, позволь я объясню тебе, мистер Высокомерие. Все деньги, полученные за картины моего отца, пошли в фонд помощи жертвам землетрясений. Мы договорились об этом с Джесс – единственной из моделей отца, с которой я знакома. А что до отказа встречаться с твоей сестрой – это была идея моего отца. Как-то раз я застала его с Джесс… Поэтому отец был невероятно строг, когда дело доходило до собственной дочери. Он не желал, чтобы я встречалась с его женщинами, и какие бы сказки он ни рассказывал Анне, это не имеет ко мне отношения. На самом деле ты точно такой по отношению к своей сестре и будешь таким же ужасным по отношению к своему ребенку. И знаешь что? Я рада, что ухожу от тебя. Ты помешан на работе, на деньгах и страдаешь манией величия. Я ненавижу тебя!

Чарли откинулась обратно на подушку. Она с трудом сдерживала слезы.

В течение нескольких секунд Джейк таращился на нее в шоке. Он чувствовал себя ничтожеством. Шарлотта была права; он был тем, кем она его назвала, и даже хуже. А еще и трусом, потому что боялся сказать ей о своих чувствах и тянул до того момента, пока она чуть не погибла. Джейк мрачно думал о том, что он никуда не годный человек. Потом посмотрел на нее и почувствовал, что его сердце вот-вот разобьется. Он шагнул вперед и сел на постель.

– Ты еще здесь? – Чарли пыталась говорить с сарказмом, но голос дрожал.

– Я никуда не собираюсь, – ответил Джейк и рывком притянул ее к себе.

– Нет? Ну что же, зато я собираюсь, – заявила она, но почему-то задержалась в его объятьях.

– Нет, ты никуда не пойдешь, – сказал Джейк тихо и вдруг поцеловал ее. – Ты права во всем насчет меня, но я люблю тебя, Шарлотта. Я ничего в этом не понимаю, потому что раньше никогда не любил. Но я не в силах смотреть, как ты плачешь, страдаешь или когда ты в опасности, – говорил он. – Я так сильно люблю тебя, что не дам уйти.

Чарли уставилась на него. Не могло быть ни тени сомнения, что он говорил правду. Это было видно по его глазам, по хрипловатой решительности голоса, по прикосновению, когда он смахнул слезу с ее щеки и заботливо убрал за ушко сбившийся локон.

Надежда проснулась в ней. Она почувствовала, что страхи рассеиваются.

– Я люблю в тебе все, – шептал он ласково, – хотя ни одна женщина не сбивала с толку и не расстраивала меня так сильно. И не ранила так больно.

– Ранила тебя? – спросила Чарли. – Не думаю, что это возможно.

– О, это вполне возможно, уверяю тебя, – ответил он. – Ты была мне так нужна, Шарлотта…

– Ты сказал, что женился на мне только из-за ребенка, – напомнила ему Шарлотта, но надежда в ее сердце продолжала расти.

– Я лгал. Я женился на тебе не поэтому. И ни по какой-либо другой причине. Мне нужна ты, только ты. Ну а ребенок – это чудесный подарок. Но я злился на тебя потому, что сам не мог смотреть правде в глаза. Ты не права, когда говорила, что я буду относиться к своим детям, как твой отец. Да, я не смог уберечь своего ребенка и никогда не оберегал Анну так, как следовало бы настоящему брату. Я никогда не уделял ей достаточно внимания. Поэтому у меня не было права сердиться на тебя или твоего отца. Анна была взрослой женщиной и совершала свои собственные ошибки. Я тоже должен был учиться на своих ошибках, но не сделал этого. Не берег тебя, мою жену. – Он заглянул ей в глаза. – Но если ты просто дашь мне еще один шанс, Шарлотта, я клянусь, что буду заботиться и защищать тебя и нашего ребенка. Я никогда не думал, что такая любовь существует. Прошу, просто скажи, что останешься, – умолял он. – Однажды ты сказала, что любишь меня, – он говорил, задыхаясь от волнения.

– Джейк… – прошептала она, – мне нужно быть уверенной, что ты на самом деле так думаешь.

– Каждую ночь я сидел в своем кабинете и смотрел видеозаписи охраны, чтобы увидеть тебя беззаботной и веселой, а потом, когда я наконец отваживался прийти в спальню, долгими часами наблюдал, как ты спишь. Я знал, что люблю тебя, но продолжал сопротивляться этому чувству. А сегодня, увидев, как тебя с Альдо снимали со скалы, я накричал на тебя, но уже знал, что больше не могу скрывать свою любовь.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке