Искусство фотографа (24 стр.)

Тема

Маленькая комнатка возле кухни оказалась не мрачной кладовкой, как представляла себе Кори, а уютным помещением с высокими окнами, выходящими на лужайку позади дома. Уже издалека Кори услышала голос матери и, улыбаясь, открыла дверь.

Первым, кого она увидела, был Спенс.

Он сидел в конце стола, небрежно положив руку на спинку стула, который занимала Мери Фостер. Бабушка Роза сидела рядом с Мери, а возле бабушки сидела Джой. Стол был накрыт на пять человек, и четверо из них уже занимали свои места. Кори была пятой. Значит, Спенсер ужинал с ними.

Улыбка исчезла с лица Кори, она чуть не повернула обратно, но вовремя опомнилась, тем более что бабушка Роза уже объявила:

— А вот и Кори. Ты опаздываешь, дорогая. Боже мой, какая ты сегодня нарядная! Это что — обновка?

Кори готова была провалиться сквозь землю. Бабушка намекала, что она специально оделась к ужину, и это, конечно, было правдой, чего Спенсер не мог не заметить.

Спенсер Аддисон действительно заметил, как прекрасно выглядела Кори. Но в первую очередь он обратил внимание на ее реакцию, когда она увидела его за столом. Он понял, что Кори не ожидала встретить его здесь. Она вообще не хотела его видеть. Это открытие озадачило и обидело Спенсера.

Он смотрел, как она шла к столу с той неизменной легкой грацией, присущей ей еще в подростковом возрасте, и улыбнулся ей. Кори ответила ему улыбкой, но при этом смотрела как бы сквозь него, и Спенсеру захотелось встать на ее пути и крикнуть: «Черт возьми, Кори, посмотри на меня!» Он все еще не мог поверить, что эта холодная, сдержанная молодая женщина была той самой Кори Фостер, которую он когда-то знал.

Одно осталось прежним, заметил Спенсер: стоило ей войти, как комната наполнялась теплом и светом. Вот и теперь, не успела она сесть напротив него и заговорить, как вся атмосфера вокруг изменилась. Это по крайней мере осталось таким же, как много лет назад. Только в те дни Кори всегда радовалась встрече с ним.

Картины тех дней… Воспоминания о прелестной девочке-подростке, которая появлялась с фотоаппаратом на всех его теннисных матчах. «Я должна снять тебя в первом сете, Спенс». Он неудачно начал партию и сказал ей об этом. «Ну и пусть, — ответила она с обычной заразительной улыбкой, — но какой снимок! Он у меня здорово получился!»

Когда он, бывало, неожиданно заезжал к ним домой, она так искренне радовалась ему, она сияла от счастья. «Привет, Спенс! Хорошо, что ты нас не забываешь!»

И вдруг однажды, когда ей было почти пятнадцать, он увидел ее в саду: она шла ему навстречу, и ветер раздувал ее распущенные по плечам светлые волосы, солнце золотило выгоревшие пряди, голубые глаза были отражением такого же ярко-голубого летнего неба. Золотая девочка, вся — сияние молодости и сгусток энергии, длинноногая и смеющаяся. С того самого дня она стала для Спенсера его золотой девочкой, изменчивой, но верной и всегда прекрасной.

Даже теперь, стоило ему закрыть глаза, и он видел ее стоящей под пучком омелы с заложенными за спину руками. Тогда ей было уже шестнадцать, и она выглядела совсем взрослой.

«Спенс, разве ты не помнишь, что нельзя нарушать рождественские традиции друзей? Это может принести им несчастье…»

Он тогда спросил ее: «А ты уверена, что достаточно взрослая для этого?»

Конечно, он знал, что Кори безумно влюблена в него, и он знал также, что придет время и она вырастет, вырастет из своей любви к нему. Вырастет и забудет его. Неизбежно и естественно молодые люди ее возраста вытеснят его из ее сердца. Разве может быть иначе?

Он ожидал этого и все-таки, когда это произошло, немного встревожился.

Пожалуй, даже несколько больше, чем следовало. Он не замечал надвигающейся перемены до того самого вечера, когда она предложила ему принять участие в эксперименте с поцелуями. Господи, каким подлецом он себя чувствовал из-за своего поведения в тот вечер, а еще больше из-за того, что хотел с ней сделать, это с неопытной-то, невинной девушкой!

Со своей золотой девочкой.

Он тогда забыл о своем обещании сопровождать ее на рождественский бал, и это погасило остатки ее чувства к нему. Она отправилась на бал с кем-то, кто подвернулся ей в последнюю минуту, как когда-то подвернулся ей и он сам. По словам бабушки Спенса, миссис Бредли, Кори сопровождал кто-то более подходящий ей по возрасту и вообще «более подходящий кавалер для такой невинной девушки».

Затем Кори совсем вычеркнула его из своего сердца, и на похоронах миссис Бредли, спустя несколько месяцев, даже не удосужилась сказать ему хотя бы несколько слов. Диана извинилась за нее. объяснив, что у Кори назначена встреча. Она не появилась и на его свадьбе, хотя получила приглашение прийти вместе со своим молодым человеком. Если, конечно, таковой имеется…

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке