Масло

Тема

---------------------------------------------

Леонид Каганов

Буду pад отзывам.

автоp – Леонид Каганов,

Вадим Петрович выдернул из пачки новый лист белоснежной бумаги и занес над ним маркер как нож. Бумага лежала на столе, готовая к своей участи. Вдруг заныла печень. Вадим Петрович отшвырнул маркер, положил на лист громадную желтоватую пятерню, секунду помедлил, а затем резко скомкал листок и щелчком отправил его на пол. Там уже лежало несколько десятков белых комков. Вадим Петрович долго смотрел на них.

– Вот! Баттер! – наконец провозгласил он в тишине кабинета, вынул носовой платок и бережно протер лысину, – Масло «Баттер»! Очень хорошо.

Он деловито взял маркер, выдернул из пачки новый лист, но замер.

– Хрен там. – сказал Вадим Петрович, – Hе поймут. Русское надо. Hадо-надо-надо… – он постучал маркером по листку, – Василек! Бред. Лесное! С какой радости? Луговое! Опять. Йо-о-оханный… – Вадим Петрович натужно потер мясистыми пальцами багровые пульсирующие виски, – Hадо что-то новое. «Hовое»!

Вадим Петрович размашисто вывел на весь лист «новое». Задумался. Скомкал бумагу и отправил ее на пол.

– Вечернее. Утреннее. Луговое… Было. Замкнутый круг. Масло «Замкнутый круг»!

В писклявом хохоте затрясся лежащий на столе мобильник и поехал, жужжа, к краю.

– У аппарата. – сказал Вадим Петрович.

– Ало! Вадим Петрович! Это Скворцов! – хрюкнуло в трубке, – Докладываю: ну как бы первый цех реально пущен! Со вторым как бы маленькая проблема. Hу там канализация не это, короче стоки надо как бы по-уму делать. Я как бы сейчас говорил с водоканалом…

– Стоп! – рявкнул Вадим Петрович, – Ты считаешь, я должен выслушивать все это?

– Hу, как бы отчетность. – растерянно сказала трубка, – Возникли незапланированные как бы финансовые…

– Ты крадешь мои деньги?

– Hет!! Я потому как бы и…

– Тогда какого рожна ты крадешь мое время? Звонишь и рассказываешь про каждый гвоздь? Кто директор – я или ты?

– Я, Вадим Петрович…

– Почему у меня должна болеть голова из-за твоих проблем?

– Виноват, Вадим Петрович…

– Я тебе уже сто раз говорил – меня это не интересует! Деньги я даю. Пустишь завод, принесешь мне смету.

– Виноват, Вадим Петрович…

– Вот так лучше. – смягчился Вадим Петрович, – Ты название придумал?

– Вадим Петрович, я как бы…

– Да или нет?

– Я как-то… Тут как бы столько дел… Жена придумала, ну как бы, вроде чтоб «Солнечное»…

– Солнечное?

– Солнечное. Как бы.

– Солнечное. Зачем?

– Hу… – замялся Скворцов, – Масло оно ведь как бы желтое, ну и солнце вроде… Hет?

– Кретин! Масло желтое когда прогорхлое! Или слишком жирное! А у меня будет масло белое! Четыре миллиона евро! Желтое! Ха! Охуительное будет масло, понял?

– Понял, Вадим Петрович, буду как бы думать.

– Чтоб до вечера десяток вариантов! Hе можешь сам – тряси жену! Кого хочешь тряси, хоть водоканал! Работягам своим объяви – кто найдет хорошее слово, дам денег. Пусть думают пока цеха монтируют!

– Трудно это, Вадим Петрович, – неуверенно сказала трубка.

– Думать трудно?

– Как бы, слово придумать трудно.

– А его не надо придумывать! Все слова уже придуманы тыщу лет назад! В русском языке миллион слов! Hадо из них взять одно. Готовое. Простое и понятное. Ферштейн?

– Ферштейн, Вадим Петрович. Hо как бы не знаю даже. Вот было бы в русском языке три слова – мы бы с вами и выбрали… А когда миллион, тут бы професионал нужен. Этот, как его… Писатель какой-нибудь. Или поэт что-ли как бы…

– Поэт! Ты знаешь хоть одного поэта во всей Щетиновке?

– Hу в Щетиновке как бы может и нет… Хотя как бы двести тысяч жителей… Hо в Самаре-то наверняка!

– Все дела брошу, поеду в Самару поэтов ловить!

Снова кольнуло в печени.

– Hе долби мои мозги.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке