Горечь пепла (68 стр.)

Тема

* * *

Троя разбудили звонкие удары по чему-то металлическому. А еще за окном в несколько глоток кричали одно и то же:

- Тревога! Тревога! Тревога!

Вскочив, выкрикнул то же самое и потянулся за доспехами. Спали в одежде, а вот железо и амуницию снимали, иначе сон превратится в мучение. Резко распахнулась дверь, ведущая в каморку, выскочила заспанная Айриция, закричала:

- Тревога! Что-то случилось!

- Да не ори ты, глухих тут нет, - буркнул недобрый спросонья Драмиррес и обернулся к Трою: - Из-за чего шум?

- А я-то откуда знаю? Сам только что поднялся. Побыстрей надевай кольчугу.

У Троя не было проблем с револьвером, меч тоже не доставлял хлопот, а вот с доспехами прямо беда, ловко с ними обращаться не получается. Стальные пластины и переплетенные кольца кажутся чем-то чужим, тело отказывалось к ним привыкать. Скорее всего, раньше Трою не приходилось таскать ничего подобного, что неудивительно, если вспомнить цену - за такие изделия заламывали три шкуры, даже хорошее оружие обходилось заметно дешевле.

Выскочив за порог, чуть не столкнулся с поднимающимся на крыльцо Карышем. Отпрянув, тот заявил:

- Трой, меня Далс послал. Сказал, чтобы ты к нему срочно бежал.

- Да понял уже, иду. Сам он где?

- У мэрии стоит и чуть ли не всех последними словами обзывает.

- Ну это он любит.

- Ага.

Уже на ходу Трой спросил:

- А что за звон?

- Так пепельники вроде бы рядом.

- Дозорные заметили?

- Не знаю, просто народ так говорит.

Далс и правда обнаружился у дверей мэрии. Завидев Троя, прошел навстречу, с ходу закричал:

- Темный не соврал, чтоб он заживо сгнил!

- Сколько их?

- Пока не знаем. Но много, очень много. Сыновья Тарпуса еще до рассвета погнали в город обещанных барашков. На них напали прямо за Лысым холмом, отсюда рукой подать. Говорят, что пепельников там видимо-невидимо и уже скоро они могут быть здесь.

- И как же они спаслись?

- Лошади вынесли, не подвели, хорошие они у них. А вот весь скот там остался, чтоб эти твари грязной шерстью подавились. Мы не можем разглядеть, что там происходит, холм заслоняет. И разведку посылать боимся, даже конную. Лошади ненадежные, то пугаются не пойми чего, то ноги на ровном месте ломают. А пешком от пепельников не уйти. Решил от беды подальше поднять народ, посидим наготове, подождем.

- Я правильно понимаю, что этот холм и называется Лысым? - спросил Трой, указывая на ближайшую к городу возвышенность, которая вздымалась южнее.

- Он самый.

- Тогда они и впрямь слишком близко.

- Да ты гений, раз такое заметил. Я вот думаю, может, мы зря тебя послушали?

- Ты о чем?

- Да о темном. Надо было его сжечь вместе с мэрией. Хотя еще не поздно, хороший огонь для такого дела быстро найдется.

- В этом нет смысла.

- Еще как есть, ведь если до нас доберутся пепельники, этот хитрый гад сможет освободиться и уйти. Темные те еще ловкачи, их непросто под замком удерживать, и у каждого по три жизни.

- Если пепельники доберутся до нас, они и до него доберутся. Им плевать, темный он или нет, для них мы все одинаковые.

- И все равно зря мы с ним цацкаемся. Темные лучше всех умеют выживать.

- Это наш последний вариант.

- Какой такой вариант?

- А вдруг он не врет и правда знает способ, как остановить тварей?

- Да врет он все, кого ты слушаешь!

- Но это все же вариант.

- У демона в тухлой печенке я такие варианты видел.

- Если припечет всерьез, ты сам будешь первым, кто побежит к нему за помощью.

- А вот это уж дудки. Если и побегу в его сторону, то чтобы огонь пустить. Этот гад у меня от старости точно не умрет.

* * *

Пепельники заставили себя подождать. Почти два часа народ просидел на позициях, и это начало надоедать. Денек намечается прекрасный, дымка, оставленная выбросом, почти сошла на нет, облаков не видать. Солнце поднялось во всей красе и начинает припекать. Ничего опасного в глаза не бросается, даже птички запели всерьез, а ведь до этого они почти не показывались, будто сгинули.

Тяжело торчать на крыше в стеганой зимней одежде, заменяющей почти всем защитникам доспехи. Некоторые еще дощечки на груди и спине приспосабливали, из-за них городское войско приобрело совсем уж потешный вид.

Трой одним из первых заметил противника. На дороге, которая вела к самому главному руднику долины, вроде что-то задвигалось. Напряг глаза и разглядел россыпь человеческих фигурок. Двигаются быстро, явно бегом, но на таком расстоянии детали различить трудно.

Однако не прошло и минуты, как эти фигурки приблизились настолько, что смог безошибочно определить - пепельники. Слишком характерно двигают головой, к тому же почти все полностью или частично без одежды. Почему-то после перерождения спешили от нее избавиться, разрывая в клочья.

Наверное, это напоминало им о ненавистной человеческой сущности.

- Их меньше тридцати! - прокричали с крыши соседнего дома. - Легко уделаем!

Народ, воодушевленный новостями о малочисленности врага, приободрился. Со всех сторон начали покрикивать радостно и угрожающе, некоторые принялись трясти оружием над головами. Напряжение последних часов осталось позади, эмоции забурлили, многие сочли, что до победы осталось не более пяти минут.

А вот Трой так не считал. Зрение у него хорошее, прекрасно видит, что там, на дальнем повороте дороги, беснуется еще несколько пепельников. Они почему-то не пошли за остальными, и кто знает, сколько их еще там осталось.

Может, они просто что-то вроде разведки устроили? Или самые нетерпеливые уже бегут вперед, а основная масса еще не показалась из-за холма?

Очень скоро защитники Шамбриса все узнают.

Пепельники остановились шагах в двухстах от линии укреплений. Все разом, будто по приказу.

Не исключено, что без приказа не обошлось. Отлично просматривался монстр, подходивший на роль командира. Наверное, тот самый, сумевший выжить после знакомства с волшебным мечом, или очень на него похожий. Таких называли матерыми, и Трой был согласен, что лучше термин не подобрать. В этих тварях от человека оставалось только количество рук и ног, они больше походили на изуродованных пауков с четверкой конечностей.

Очень опасные, остается порадоваться, что такие пепельники - редкость. По какой-то причине мало кто из необратимо отравленных вырастает до такой стадии.

Матерый взобрался на крышу двухэтажного дома, замер на краю, внимательно уставился на притихших защитников. Близость тварей закрыла рты самым говорливым, над укреплениями воцарилась тишина.

Пепельник простоял неподвижно минуты две и все это время лишь головой шевелил, она у этих тварей ни на миг не замирает и может так заворачиваться, что морда оказывается на месте затылка. Неизвестно, что он выведал, но, легко спрыгнув на землю с высоты крыши, монстр помчался туда, откуда пришел. За ним быстро потянулись остальные, и вскоре в городе не осталось ни единой твари.

Народ недолго удивлялся непонятному поведению рабов пепла. Те достигли поворота дороги, огибающей холм, соединились с кучкой оставшихся. А затем вновь направились к городу, только уже все вместе.

А из-за поворота выскакивали все новые и новые. Их пока невозможно сосчитать, но понятно, что тремя десятками дело не ограничится.

Лишь спустя несколько минут исток растянувшейся колонны тварей начал иссякать. И Трой был вынужден с сожалением признать, что темный маг не соврал. Как минимум две сотни тварей приближались к окраине Шамбриса, а некоторые горожане, считавшие вслух, добрались уже до двухсот пятидесяти.

Впрочем, и двухсот за глаза хватит. Спешно устроенные укрепления защищают полторы сотни мужчин и десятка три самых отчаянных женщин. Боевого опыта ноль или около того, нормального оружия почти нет, большинство с обычными плотницкими топорами или даже шахтерскими кирками.

А насчет доспехов лучше вообще не вспоминать.

Даже будь здесь две сотни обычных солдат, на победу надеяться глупо. Рабы пепла слишком быстры и сильны. Чтобы уверенно победить их войском из обычных людей, надо собрать в несколько раз больше народа. Лишь с самыми свежими, только-только обращенными можно сражаться если не на равных, то без неоспоримого преимущества одной стороны. Уже спустя несколько дней они настолько отличаются от людей по возможностям, что бой один на один даже трудно назвать избиением.

Это жестокие игры кошки с мышкой.

С рашмерами им сложнее. У слуг церкви необычная реакция, это здорово выручает. А то, что твари сильнее, компенсируется оружием, доспехами и личными навыками. Тренированные боевые машины вроде сэра Транниллерса могут легко задать жару даже развитому пепельнику безо всякой магии. Это, конечно, в хорошей физической форме и с лучшим снаряжением.

У защитников нет магов, способных выжигать издали целые орды тварей. И рашмеров всего восемь, да и те неопытные. Как ни больно это признать, но Шамбрис обречен. Нет ни единого шанса его отстоять, превосходство тварей огромно. Все эти рогатки и колья и на несколько минут не задержат набегающих тварей.

Нет шансов? А что, если…

Сейчас, глядя на приближающуюся пепельную смерть, Трой готов был пойти на что угодно. Тот самый переломный миг, когда все сомнения и колебания остаются позади. Хлопнул Миллиндру по затянутому в легчайшую кольчугу плечу:

- Ты остаешься за главную, Милли.

- А ты куда?

- Важное дело, я быстро.

- Небось обделался так же, как я, - буркнул Бвонг, но никто даже не подумал засмеяться, хотя еще несколько минут назад грубые шуточки звучали частенько и веселили почти всех.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке