Истребитель (30 стр.)

Тема

Он жестом отпустил сомелье. - Не стоит, любезный. Мы сами пока еще в состоянии обслужить себя.

Скорцени поднял резной бокал. - За нашего великого фюрера. - Произнес он. Соседи чокнулись и выпили.

Что-ж, не будем… - Павел пожевал дольку лимона. Он не стал продолжать, а потянулся к пузатой бутылке. - Прозит.

Застолье продолжилось. Вскоре появился официант с подносом, уставленным всевозможными закусками.

- Баранина на вертеле. Минут через десять будет готова. - Сообщил он, расставляя приборы.

После третьего тоста слегка опьяневший австриец, который слегка заскучал в ожидании заказа, уставился на сидящего перед ним летчика. - А ты что, Пауль, наверное, думаешь, только вы, асы Геринга вершите судьбу сражения? Нич-чего подобного… - Отто покачал зажатой в ладони вилкой. Сделанная из добротной стали, в его руке она напомнила острый стилет. - Мы…, солдаты невидимого фронта умеем куда больше, чем вы можете себе предположить. - Скорцени выдохнул, ухватился второй ладонью за конец столового прибора и с усилием свел руки. - Вот. - Он бросил на крахмальную скатерть согнутую почти пополам вилку. - Кто тут сможет повторить такое?

- Отто, голубчик. - Павел поднял испорченный столовый прибор. - Александр Македонский, конечно был великий полководец… - Это цитата из одного большевистского фильма. - Пояснил он свои слова, примеряясь к изделию крупповских сталеваров. - Но зачем… же табуретки ломать? - Закончил Говоров, легко возвращая концы вилки в исходное положение. - Сила, это не главное.

- Не может быть? - Здоровяк оторопело уставился на легко повторившего фокус летчика. Он опрокинул в рот порцию коньяка.

- Хорошо… - Завелся считающий себя исключительной фигурой диверсант. - А…

Тут его взгляд упал на висящие в простенке сабли. - Ага… - Радостно взревел Отто. - Предлагаю устроить поединок. Не бойся… - Заметив, как поползли вверх брови собутыльника, успокоил он Павла. - Клинки наверняка бутафорские. Особого вреда я тебе не причиню.

- Откуда такая уверенность? - Не испытывая, впрочем, особого энтузиазма от перспективы, упрямо отозвался Говоров. Он прислушался к себе. - Увы, память Пауля не выдала никакого упоминания о навыках в этом виде боевых искусств.

- Я был лучшим фехтовальщиком в университете. - Хвастливо пророкотал Отто, вынимая оружие из крюков. - Шрам этот - одно из доказательств…

- Странное объяснение. А я всегда считал признаком настоящего мастерства отсутствие ран. - Павел, сам того не ожидая наступил на больную мозоль первого бретера рейха.

- Пауль, не хами. - Предупредил забияка. - Они конечно тупые, но, если ты не придержишь язык, то я оставлю тебе отметину пониже спины…

- Неужели ты собираешься устроить здесь погром? - Попытался урезонить летчик заводного приятеля. - Да и неловко. Соседи смотрят.

- Ерунда. Все учтено, - Отто явно не желал отказываться от задуманного. - Тут, за стенкой есть билиардная. Простор, нам хватит места развернуться. Ты даже сможешь немного побегать, пока я не зажму тебя в угол.

- Похоже это одна из его привычек. - Сообразил Говоров. - Он постоянно старается доказать свое превосходство. Ас люфтваффе, к тому-же оказавшийся ничуть не слабее его самого, отличная кандидатура.

И тут в голове у Павла возник рискованный план. - Ну, я не знаю… Осторожно отозвался он, принимая из рук противника клинок. - Это вам, в ваших университетах было положено учиться этому делу. В приюте, где я провел детство, в ходу были куда более простые развлечения.

- Так ты отлыниваешь? - Чуть насмешливо поинтересовался Скорцени. - Похоже я ошибся в тебе…

- Не стоит судить опрометчиво. - Отрезал Говоров, примериваясь к клинку. - Желаешь сразиться, что-ж… Тогда стоит решить, каким будет приз победителю.

- Да не нужно мне ничего. - Отмахнулся Скрцени. - Идем, разомнемся, пока не принесли жаркое. А потом продолжим застолье. Только тебе придется есть баранью ногу стоя. - Ехидно улыбнулся гигант.

- Ладно. - Подначки здоровяка начали раздражать Павла. - Если ты победишь, я…, - тут летчик на мгновение задумался. - Во всеуслышание заявлю, что асы Геринга в подметки не годятся твоим орлам.

- Так это самая настоящая правда. - Расплылся Отто, успевший хлебнуть еще. - Не-ет. Ты залезешь под стол, и будешь кукарекать… Пусть все увидят… - Фантазия силезца дала сбой. Он махнул зажатым в руке клинком, и закончил. - Пусть увидят…

- Идет. - Согласно кивнул Говоров. - Хотя, кавалеру рыцарского креста и не с руки…, но так и быть. А что, если верх будет за мной? Ну предположим? - Поспешил он, видя возмущенную гримасу Отто. - Если…

- Да ради бога. - Отмахнулся тот. Придумай сам… Все равно, этому не бывать.

Павел покрутил головой, и словно осененный идеей, хлопнул себя по лбу. - Слушай, у меня все не идет из головы твой рассказ про девку, которую задержали возле базы. Наверное, я через чур сентиментален… Ты сможешь договориться, что бы ее отпустили.

- Какую еще… - Удивился Скорцени, но вспомнил свой рассказ, и зашелся в громовом хохоте. - Пауль, ты прямо добрый самаритянин. Ставишь на кон свое достоинство, а в ответ придумал какую-то ерунду…

- Неужели герой нации, и любимец фюрера бессилен против гестаповских штафирок. - Произнес это Говоров с точно дозированным сожалением и участием. Хотя, понимаю. Сориться с ними…

- Кто, Я? - Слова летчика задели недолюбливающего сотрудников гестапо диверсанта. - Клянусь честью. Если ты победишь, я вытащу эту… из участка. Только… - Тут он помедлил. - Отпустить ее не удастся, а вот перетащить в мою школу. Без проблем. Будь она и вправду русской шпионкой. Хотя, какая она шпионка. Но мне нужны подобные хм… фройлян без комплексов, для комплектования групп. - Он осекся и покосился по сторонам, поняв, что сболтнул лишнего. Впрочем, опасения его были напрасны. Видя, что гулянка захмелевших офицеров СС приобретает опасное направление, немногие из посетителей кафе сочли за благо ретироваться из зала.

- Отлично. - Павел поднялся из-за стола. - Прошу.

Дуэлянты прошли в соседнее помещение, и скинули неудобные кителя. - Все как полагается… - предупредил Отто, разминая кисть. - До первой крови, или просьбы о пощаде.

- Как крови? - Говоров коснулся пальцем лезвия и понял, что оно остро отточено. - Ай, хитрец.

Однако противник уже занял позицию. Он поднял клинок, салютуя противнику и тут-же ринулся в атаку.

- Москва, не Москва, но отступать нельзя. - Павел, все знакомство которого с холодным оружием ограничилось перочинным ножом, неловко повторил жест салюта.

Острие сабли противника скользнуло рядом от его лица.

- Ого… Паша, напрягся, и попытался вызвать в себе то бездумно легкое состояние, в котором легко разделался с пятеркой тренированных НКВДшников.

© Copyright Исаев Глеб Егорович (isaia08.mail.ru)

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке