Золотое сердце

Тема

---------------------------------------------

Виан Борис

Борис Виан

(Из сборника "Волк-оборотень")

I

Ольн старательно прижимался к стенам домов и на каждом шагу озирался с самым подозрительным видом. Дело сделано - он похитил золотое сердце отца Мимиля. Правда, беднягу пришлось слегка выпотрошить, вспороть садовым ножом грудную клетку; однако не следует быть слишком разборчивым в средствах, когда представляется случай заполучить золотое сердце.

Пройдя триста метров, Ольн демонстративно снял воровской картуз, швырнул его в люк водостока и надел фетровую шляпу, какие носят люди порядочные. Походка его сразу стала увереннее, мешало только золотое сердце отца Мимиля: еще тепленькое, оно противно екало в кармане. А Ольну так хотелось рассмотреть его не спеша - золотые сердца одним своим видом стимулируют жажду злодеятельности.

В одном кабельтове от первого люка Ольну попался второй, побольше, и туда полетели орудия убийства: дубинка и нож. На них оставались пятна крови, присохшие волосы и наверняка немало отпечатков пальцев, так как Ольн всегда все делал основательно. Липкую от крови одежду он снимать не стал: публика все же не привыкла, чтобы убийцы были одеты как все люди, а со своим уставом в чужой монастырь лезть не пристало.

На стоянке такси он выбрал машину поярче и поприметнее: старый "драндулетти" модели тысяча девятьсот двадцать третьего года с плетеными сиденьями, остроконечным багажником, кривым шофером и помятым задним бампером. Атласный верх в малиновую и желтую полоску придавал ему вид поистине незабываемый. Ольн сел в машину.

- Куда ехать, хозяин? - спросил шофер, судя по акценту - украинский эмигрант.

- Вокруг квартала.

- Сколько раз?

- Пока не засечет полиция.

- А-а... э-э... - вслух размышлял шофер, - тогда как же... скорость все равно прилично не превысишь, так, может, поехать по левой стороне, а?

- Давай.

Ольн опустил верх и выпрямился на сиденье, чтобы был заметен окровавленный костюм, который в сочетании с головным убором честного человека наводил на мысль, что ему есть что скрывать.

Они сделали двенадцать кругов, пока наконец не встретили служебного пони с полицейским номером. Пони был выкрашен в стальной цвет и тащил легкую плетеную повозку с гербом города. Обнюхав "драндулетти", он заржал.

- Ага, - сказал Ольн. - Они нас выследили. Поезжай теперь по правой стороне, а то еще, не дай Бог, ребенка задавим.

Чтобы пони не выдохся и не отстал, шофер сбавил скорость до минимума. Ольн хладнокровно командовал, куда ехать, и вскоре они добрались до района многоэтажных домов.

Тем временем к первому пони присоединился еще один, выкрашенный в такой же цвет. Он тоже тащил повозку, в которой тоже сидел полицейский в парадной форме. Пока коллеги шепотом совещались, тыча пальцем в Ольна, их пони, одновременно поднимая копыта и потряхивая головами, трусили бок о бок, в добром согласии, как пара голубков.

Облюбовав подходящий дом, Ольн велел шоферу остановиться и выпрыгнул на тротуар, перемахнув через дверцу, чтобы полицейские как следует разглядели кровь на его одежде.

Затем он вошел в подъезд и направился к черной лестнице. Не спеша поднялся на последний этаж, где располагались комнаты прислуги. В обе стороны от лестничной клетки тянулся темный, выложенный шестиугольной плиткой коридор. В левом его конце было окно, выходившее на внутренний дворик, между ванными и ватерклозетами. Туда и пошел Ольн. Вдруг у него над головой блеснул дневной свет - слуховое окошко! Прямо под ним одна, как перст, - как перст судьбы, стояла скамейка. Шаги полицейских уже слышались на лестнице. Ольн проворно вылез на крышу.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке