Марта. Дорога домой (12 стр.)

Тема

– Как хочешь. Я, кстати, подумала, ты что-то говорил про то, что ты мне не нужен. Спорить и утверждать обратное я не буду, – стоило видеть, как опустились плечи у мужчины, чтобы понять, почему я закончила свое предложение не так, как собиралась с самого начала. – Но у тебя есть в запасе пятьдесят лет, чтобы убедить меня в обратном. Все в твоих руках, Дарршан.

– Марта, солнышко мое! – порывисто кинулся ко мне с объятиями дракон.

– Дарршан, перестань. Ты женатый мужчина, поэтому веди себя соответственно. И можешь даже не надеяться меня соблазнить, у меня все же есть принципы. Женатые для меня табу, – в этом я не лукавила. Потому что мой мужчина должен быть моим полностью: и телом, и мыслями, и душой.

– Одно твое слово и я завтра же разведусь! – дракон не лгал, я видела это по его глазам, чувствовала сердцем. Я и забыла, что когда мы с ним рядом, мне доступны его эмоции. Может, в этом кроется мое сочувствие к нему? И все же надо приглушить его привязанность ко мне. Если нам и суждено быть когда-нибудь вместе, то это не значит, что я брошусь в его объятия прямо сейчас. Не хочу. Не тянет.

– Не надо торопиться, ты еще не убедил меня, что у нас есть будущее. Но это разговор не одного раза, поэтому предлагаю послушать мою историю. Вино налил? Тогда давай выпьем за встречу, и я начну рассказ.

– За встречу. За нас, – звякнул бутылкой о мой бокал Дарршан, улыбаясь своей непревзойденной улыбкой. Странно, но такой обаятельный гад мне нравился больше, чем серьезный угрюмый наследник Драконьих гор. Он мне напомнил одного хорошего знакомого, которого я спасла от смерти. Но до этого я еще дойду. А пока, на чем я там остановилась? Кажется, на прибытии в столицу.

* * *

Завтрак я проспала и обед тоже. Лара спрашивала меня, не нужно ли позвать доктора, не заболела ли я. Ответила, что все хорошо, просто сильное утомление. С обеда Лара принесла мне несколько закрытых контейнеров с горячими блюдами. Так голодной я не осталась.

– Этот инквизитор замучил меня расспросами, – поежилась Лара. – Все интересовался, что с тобой, почему ты не пришла на обед. Это он не знает, что ты и завтрак пропустила.

– Да, – кивнула головой, а сама подумала, что про завтрак он точно знает. А если и не знает, то догадался. – И что ты ему сказала?

– Про переутомление, намекнула на женские недомогания, – покраснела Лара. – А что я еще могла сказать, если сама не знаю?

– Ты умница, самую правдоподобную версию озвучила. Мужчины наших недомоганий, как огня боятся, – рассмеялась я. – Как о них услышат, сразу перестают вопросы на эту тему задавать.

– Это нормальные мужчины, а не инквизитор. В общем, готовься, он к тебе с доктором зайдет, – выпалила Лара, заставив меня подавиться обедом. И пока я откашливалась, она сбежала под предлогом прогулки на открытой палубе.

Не могла сразу предупредить? Я бы оделась, а не бродила бы по комнате практически в нижнем белье. Хорошо хоть умыться успела и обтереться влажным полотенцем, душа в данной каюте не было. И теперь стояла дилемма, быстро пообедать или одеться. Я решила, что еда важнее, а принять доктора можно и в постели. Халата у меня не было, накинула сверху на короткую тунику с шортиками ночную рубашку. Поесть мне толком не дали, минут через пять раздался стук в дверь, и пришлось идти открывать. За ней оказался Дидьер и какой-то старичок в очках и с саквояжем. Инквизитор очень удивился, что я открыла дверь.

– Как вы себя чувствуете? – спросил он первым делом.

– Все нормально, не стоило вам волноваться, – ответила я, мягко улыбаясь. – Всего лишь усталость.

– Вы не правы, зачастую болезнь проявляет себя с такой малости.

– Молодые люди, может, я уже осмотрю больную и пойду? А вы продолжите обсуждение первых признаков болезней, – ехидно заметил старичок, сдвигая меня в сторону и входя в каюту. Я, как больная, потянулась следом, а Дидьер замыкал шествие к моей кровати.

– Рад, что ваша подруга вняла моей просьбе и принесла вам обед, – сказал инквизитор, увидев контейнеры с едой. Вот теперь все встало на свои места. А то я думала, как Лара догадалась принести мне обед?

– Спасибо вам. Но все же не стоило беспокоиться, – села на кровать, доктор подвинул ко мне табурет и открыл саквояж. Дидьер остался стоять практически у входа, опершись на стену плечом. Он не сводил с доктора сосредоточенного взгляда, на меня же старался не смотреть. Дабы не смущать, я думаю. Сама же пыталась подавить довольную улыбку, приятно, когда о тебе так заботятся.

Тем временем доктор проверил у меня пульс, заглянул в глаза и в рот. Сквозь распахнутый ворот послушал легкие через деревянную трубочку, а потом достал маленький молоточек и постучал по коленкам. Я, как целитель, с особым вниманием следила за ним. И если кое-какие действия я могла понять, то некоторые вводили меня в ступор. Да и вообще непонятно, как он собрался ставить диагноз, если у него совершенно нет магии? Наугад?

– Не бережете вы себя, голубушка. Как можно было довести себя до такого состояния? – проворчал доктор, убирая в саквояж инструмент и доставая блокнот с чернильной ручкой.

– Что с таурра Мартой? Что-то серьезное? – спросил Дидьер, он выглядел спокойно, но я чувствовала исходящее от него волнение.

– Ну как вам сказать, любезный. Физически девушка совершенно здорова, а вот нервы у нее серьезно расшатаны. Даже не представляю, что могло случиться, чтобы в столь юном возрасте получить такое нервное расстройство, – вздохнул доктор, продолжая писать.

– Смерть близких, – тихо сказала я, больше самой себе, нежели им. Мне не нужна была их жалость или сочувствие, просто хотелось, чтобы на эту тему вопросов мне не задавали.

– Милая барышня, поверьте старому человеку, прожившему долгую и не всегда счастливую жизнь, смерть не самое худшее, что может случиться. Терять близких больно и страшно, но смерть придет к каждому из нас, позже или раньше. И лучше быстрая и легкая смерть в битве или от несчастного случая, чем медленное угасание любимого человека на ваших руках. А когда это твой ребенок, которому ты не в силах помочь? – доктор, будто разом, постарел еще сильнее, и я поняла, что последнюю фразу он произнес про себя. Мне не хотелось даже думать, что с моей дочерью может что-то случиться, потому что она – мой единственный лучик света, что остался у меня в этой жизни. – Возьмите, в столице купите данные лекарства и будете их принимать, как указано в рецепте. А сейчас выпейте вот этот порошок, он с легким успокаивающим и снотворным действием.

– Спасибо вам, мэтр, – улыбнулась старичку.

– Мой вам совет, выкиньте из головы все тоскливые мысли, живите настоящим, а не прошлым, – провел ладонью по моим волосам доктор. – Я пойду, а вы, онтрис Бонне, не соблаговолите за труд помочь барышне с приемом лекарства. И долго не мучайте расспросами, девушке нужен покой.

Мы попрощались, мэтр вышел, а Дидьер сел на его место и взял меня за руку.

– Я хотел извиниться, это моя вина, не надо было вас мучить ночью разговорами, – я видела, что мужчине немного неловко.

– Дидьер, вы не виноваты, это всего лишь усталость. А ночь я, наоборот, вспоминаю с радостью. Последние дни у меня были насыщены событиями, впервые за прошедший год я почувствовала себя живой. А рядом с вами еще и симпатичной девушкой, – ох, что-то я неправильно говорю, нельзя такое говорить мужчине наедине, да еще и неодетой. Совсем с ним расслабилась, будто много лет его знаю. И глаза Дидьера словно в душу смотрят, заставляя тьму растекаться и нежно льнуть к этому мужчине. Странно это, очень странно. Еще бы знать, чем это все вызвано.

– Я тоже буду вспоминать и ночь, и вас, Марта, – мужчина поднес мою руку к своим губам. Он не делал ничего предосудительного, только невесомо касался своими губами моих пальцев, а меня от этой незамысловатой ласки кинуло в жар. Глупость какая, я же не молоденькая и наивная девушка, отчего такая реакция? Да, он мне нравится, но это ведь не повод так реагировать. Мы смотрели друг другу в глаза, и, кажется, оба представляли на месте моих пальцев совсем другую часть тела. Я бы хотела узнать, каковы на вкус губы Дидьера, а что хотел он попробовать – не знаю. Не удержалась, провела второй рукой по его щеке, которая тут же была поймана в плен и пылко расцелована. Казалось бы вот сейчас…

– Марта, что сказал доктор? – влетела Лара в комнату, увидела нашу композицию, смутилась и пропищала: – Извините, я, наверное, пойду, еще погуляю.

– Нет-нет, мне уже пора, – резко встал Дидьер, выпуская мои руки. – Я рад, Марта, что с вами все хорошо. Надеюсь увидеть вас за ужином. Только обещайте мне выполнять предписание доктора. Онтра Лерош, вы ведь проследите за этим? Вашей подруге очень нужна поддержка.

– Обещаю, – улыбнулась мужчине, он кивнул мне и вышел, не дожидаясь ответа Лары.

– Марта, в тебя влюбился инквизитор! – в шепоте девушки проскальзывало восхищение и ужас.

– Лара, не преувеличивай, Дидьер онт Бонне просто очень ответственный человек и внимательный, – кого я в этом пыталась убедить, себя или ее?

Но встретиться за ужином нам было не суждено. Незадолго до него Дидьер зашел ко мне попрощаться, мы как раз подлетели к какому-то городу и его вызвали по долгу службы.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке