Туз пятой масти

Тема

Аннотация: Если в юной девушке есть авантюрная жилка, то даже самое незначительное событие может стать началом опасного и серьезного приключения.

Доротка Заславская, благополучная дочь благополучных родителей, вдруг обнаруживает, что ее уютный мир рушится. Красавица-мать, которую она боготворила, много лет скрывает от близких свою тайну. Избалованная дочь, пытаясь раскрыть загадку прошлого своей матери, обнаруживает в себе неведомые до этого качества: она решительна и безрассудна, готова ввязаться в самую опасную игру и выйти из нее победительницей. Редкая наблюдательность и умение перевоплощаться помогают ей казаться своей в среде воров и проституток. Примерная школьница и послушная дочь – все это теперь в прошлом. Осознав, что благополучие ее семьи поставлено под угрозу, Доротка в одиночку, на свой страх и риск противостоит хорошо организованной банде.

Пани Заславская, видя, что с дочерью происходит что-то неладное, также втягивается в опасную игру, которая заканчивается двойным убийством и самыми тяжкими подозрениями…

Яркие характеры и мастерское построение чрезвычайно запутанной интриги – фирменный знак польской писательницы Хелены Секулы.

---------------------------------------------

Хелена Секула

ПРОКУРОР

Люди еще не спали: время было не очень позднее; но по телевизору передавали футбольный матч между командами Польши и Уэльса, поэтому коридоры и лестничные клетки огромного высотного дома были пустынны.

– Караул!.. Он убил его, убил! – кричала женщина возле четыреста пятнадцатой квартиры, и этот вопль всполошил обитателей тринадцатого этажа. Даже мужчины оторвались от экранов и выскочили на площадку.

А она все кричала, трясущимися руками цеплялась за соседей, пока не появились дворник и врач, живущий на этом же этаже. Они первыми вошли в квартиру, и врач немедленно вызвал милицию…

Стоило мне посмотреть на эту высотку – девятнадцать этажей, шестьсот восемьдесят квартир, три вечно занятых лифта, – как я сразу понял, что вряд ли узнаю здесь что-нибудь путное. Это маленький городок, где гнездятся почти две тысячи человек и никто ни на кого не обращает внимания; большинство жильцов не знакомы даже с соседями по этажу, а уж о том, чтобы знать знакомых своих соседей, и речи быть не может.

– Мне-то сразу показалось, – сказал потом дворник, – что тот, на диване, живехонек и все с ним в порядке, только наклюкался до зеленых чертиков.

Надо отдать ему должное, в этой области дворник оказался выдающимся диагностом, хотя «того, на диване» он видел только мельком из прихожей. Врач, который обнаружил труп у окна, велел остальным не входить в квартиру и ничего не трогать, справедливо рассудив, что это дело милиции.

Мне позвонил начальник райотдела.

– Пан прокурор, – начал он. Несмотря на то что мы с ним уже несколько лет тянули вдвоем лямку под названием «правопорядок в районе», на «ты» как-то не перешли. Может быть, из-за разницы в возрасте. Обо мне все еще говорили «этот молодой прокурор».

Мне тридцать два года, диплом, начатая кандидатская диссертация, которую один Бог знает, когда смогу защитить, а он – старый практик, если не сказать – самоучка. Мое вмешательство в ход следствия частенько ему докучало, он привык действовать так, словно он сам – истина в последней инстанции. Я же с этим не был согласен, поскольку к закону относился всерьез. Очень не хотелось быть прокурором для вида, послушно подписывающим любые бумажки. Без ложного стыда скажу, что не последнюю роль сыграло в этом и самолюбие: прокурор Ежи Бельский хотел непосредственно участвовать в расследовании серьезных дел.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке

Популярные книги автора