Смерть в доке Виктория

Тема

Аннотация: Фрина Фишер, дама-детектив из Мельбурна, в ярости – в нее стреляли! Однако пострадал не только ее любимый красный автомобиль, но и незнакомый юноша, которого мисс Фишер обнаружила на мостовой возле дока Виктория. Она полна решимости найти преступников и рассчитаться с ними, однако дело ей предстоит непростое. Фрина столкнется с анархистами и революционерами, побывает в салоне татуировок и на спиритическом сеансе и в итоге добьется своего. Но не только в расследованиях, а еще и в любви.

---------------------------------------------

Керри Гринвуд

Посвящается Сюзан Тонкин

О, Даниил здесь судит! Даниил!

Почет тебе, о мудрый судия!

Уильям Шекспир «Венецианский купец» [1]

Благодарности

А. В. Гринвуду за оружейные термины, любовь и рассказы

Стивену д’Арси за арготизмы

Моей сестре – красавице Джейн за то, что она одолжила Фрине Фишер свой облик

Глава первая

Что похоронный звон для бойни? Слабый стон.

Уилфред Оуэн [2] «Псалом по обреченной юности» [3]

Ветровое стекло разлетелось вдребезги. Только после этого Фрина Фишер сообразила, что противное жужжание, которое она слышала, несмотря на рев мотора «Испано-Сюизы», вовсе не комариный писк, как она решила поначалу. Ветровое стекло разбилось на тысячу кусочков, осыпав ее острыми, как бритва, осколками. Она нажала на тормоза, и огромный автомобиль плавно остановился. Фрина смахнула стеклянную крошку с шоферских очков и осторожно сняла их.

Кто-то стрелял в нее. Даже для такого года, как нынешний 1928-й, отмеченный промышленным кризисом и возрастающим страхом перед экономической катастрофой, это было уже слишком. Фрина наклонилась вперед и маленьким крепким кулачком в кожаной перчатке принялась сбивать остатки стекла. Ну и вечерок! Где же я?

Вдалеке вырисовывались очертания ворот дока Виктория. Фрина вглядывалась в черноту сквозь разбитое стекло, но почти ничего не увидела и не услышала. Всего в пятнадцати метрах от нее две темные фигуры мчались прочь по дороге. Один из убегавших снова выстрелил в нее. Пуля отскочила от крыла автомобиля и рикошетом отлетела в стену дока. Когда Фрина наконец нашла свою «Беретту», выбралась из машины и тщательно прицелилась, мужчины успели добежать до стены газового завода и вскарабкаться на нее.

Она опустила пистолет. Слишком далеко и слишком поздно. Убегавшие перелезли через стену из красного кирпича и скрылись. Фрина чертыхнулась, сунула пистолет в карман, осторожно сняла пальто и встряхнула его. Затем осмотрела автомобиль, убрала осколки стекла, проведя рукой в печатке по обшивке, – чтобы без опасений доехать хотя бы до ближайшего полицейского участка. Война кланов в Мельбурне? Маловероятно. Наверняка охранник у ворот что-то видел. По крайней мере он мог бы вызвать полицию.

Повернувшись к освещенным воротам, Фрина обнаружила, что в этой драме был и третий участник, который, впрочем, не очень-то интересовался действием. Он лежал на бетонной дороге, что вела к доку, и истекал кровью.

– Чертовы погремушки! – воскликнула Фрина, озираясь: не осталось ли поблизости других стрелков. – Под этими фонарями я была прекрасной мишенью. А так мило вечерок начинался!

На Фрине были широкие свободные брюки, ботинки, шляпка клоше, кремового цвета шелковая блузка и меховое манто из рыжей лисы. Просто сама элегантность; странно было видеть в свете газового фонаря, освещавшего площадку перед ангаром, такую женщину, ставшую на колени возле умирающего.

Фрина сняла манто, чтобы не испачкать, и просунула обтянутое шелком предплечье под тело, как она теперь разглядела, совсем молоденького юноши, чьи нестриженые соломенного цвета волосы были перепачканы дорожной грязью.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке