The Dragonslayer (2 стр.)

Тема

Хочу – приласкаю, хочу – убью. И я прав. Мнения зверя не спрашивают.

А дракона нельзя убить. Я не могу просто взять оружие, пойти в горы и убить дракона. Потому что они, мол, разумные. Даже если это так – во что я никогда не поверю – они звери, а человек может убить зверя когда захочет. Потому что он – человек. Он – ОДУШЕВЛЁННОЕ существо, а не просто разумное.

Тот самый сумасшедший, который заплатил мне за право наблюдать, как я медленно зарежу живого дракона – и заплатил столько, что я даже не спросил о причине такой лютой ненависти – после смерти зверя долго лежал в луже крови, смеясь как помешанный. Он и был помешанным. Когда я забирал деньги и уходил, он схватил меня за плечо.

– Боуэн, не уходи. Ты – как я, ты тоже их ненавидишь, давай вместе резать драконов!

– А у тебя хватит денег? – спросил я его, и он отступил. Как я знаю, в тот же день труп дракона обнаружил другой дракон, и города где жил сумасшедший не стало. Как и всех жителей. Драконы долго искали меня по всему миру, они предлагали за мою голову – именно за голову, первый раз в истории драконы хотели получить труп своего врага, а не не его самого – больше денег, чем я заработал за всю жизнь. В сотни раз больше. Уверен, если бы я не умел так хорошо менять внешность, меня выдал бы первый встречный. Каин силён в нас, первородный грех всё ещё не искуплён. Я по мере сил очищаю землю от порождений Сатаны, убивая потомков того самого Змея.

Отвлекаюсь. Скоро появится моя цель. Тринадцатый дракон. Я уже неделю наблюдаю за ним. Вернее, за ней – это самка. Её зовут Альматея, она сверкает серебрянными оттенками, и воистину прекрасна. Ненависть к драконам вовсе не значит, что я должен закрывать глаза на их красоту и изящество.

На этот раз я знаю о причине, по которой мой наниматель избрал жертву. Альматея – самка одного из наиболее грозных драконов в мире, могучего и страшного в гневе Викинга. Викинг должен прилететь на Землю – на похорона – и стать моей четырнадцатой жертвой. Потому что он перебежал дорогу очень могущественному человеку, когда перехватил конвой с оружием. Мой наниматель потерял на этой поставке половину своего состояния, зато приобрёл смертельных врагов в лице групировки, закупившей оружие. Единственный шанс уцелеть для него состоит в немедленной ликвидации Викинга и похищении груза оружия с космической базы этого дракона.

Поэтому я лежу на крыше небоскрёба, сжимая крупнокалиберную плазменную винтовку с лазерным прицелом. Она холодна, и неприятно холодит мне руки. Но я привык. Именно этой самой винтовкой я убил десять драконов. Двух я убил иначе.

Пятого по счёту дракона я задушил голыми руками – это был совсем змеёныш. Тот заказ включал в себя убийство трёх драконов сразу. Я не одобряю слова «семья» применительно к животным. Я убил самца, самку и их отродье – так правильнее.

А двенадцатого дракона я оглушил из парализующей установки, перевёз в подвал дворца того сумасшедшего, и медленно разрезал на части, дождавшись, когда он придёт в себя. Так мне заказали – я вовсе не садист. И даже мне было не по себе от криков и мучений жертвы. Однако, я и в будущем не откажусь от такого заказа, если плата будет достаточно высокой. Максимум, я подниму цену, потому что мне неприятно так поступать даже с драконами.

В полукилометре от меня, на крыше огромного здания гостиницы для драконов, открылся широкий люк. Мощная оптика винтовки бросила в глаза цель, я замер. Снял оружие с предохранителя.

Первыми на крышу вышли два громадных чёрных дракона в кевларозонах и шлемах. Телохранители. Это заблуждение насчитывает не одну тысячу лет. После появления снайперов – а значит, после изобретения лука и стрел – телохранители утратили смысл.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке