Запрещенная планета

Тема

---------------------------------------------

Мюррей Лейнстер

Глава I

Небольшой корабль Межзвездной медицинской службы вынырнул из подпространства. Его окружало странное звездное небо, необычный вид имел Млечный Путь. Впрочем, удивляться этому не стоило, так как и Млечный Путь, и местные Цефеиды, которые служили ориентиром, просматривались отсюда под непривычным углом. Кроме того, расположение звезд переменной величины также было необычным.

И все-таки Кальхаун удовлетворенно хмыкнул. Слева по борту сияло солнце, окруженное кольцом. И это было хорошо. Выскочить вот так, всего в шестидесяти светочасах от цели, на незнакомый для тебя участок Галактики, после трех световых лет полета при полном отсутствии какой-либо видимости, - совсем неплохо!

- Мургатройд, вставай и приведи себя в порядок, - сказал Кальхаун. - Расчеши усы. Подготовься так, чтобы местные жители, увидев тебя, рты пораскрывали от восхищения!

Сонный, тоненький и пронзительный голосок ответил: “Чи!”

Тормаль Мургатройд на четвереньках выполз из своего убежища и, моргая ресницами, посмотрел на Кальхауна.

- Скоро посадка, - заметил Кальхаун. - Ты должен произвести впечатление на местных жителей. Мне, по всей видимости, нечего надеяться на хороший прием. Судя по документам, за последние двенадцать эталонных лет ни один корабль Межзвездной медицинской службы не посетил эту планету с инспекцией. Да и последнюю, если судить по отчету, нельзя считать инспекцией в полном смысле этого слова.

Мургатройд ответил: “Чи! Чи!” - и принялся приводить себя в порядок, облизав прежде всего шерсть на правой, а затем на левой лапке. Затем встал, лениво потянулся и с интересом уставился на Кальхауна. Тормали, маленькие зверушки и хорошие товарищи для человека, приходили в восхищение, когда кто-нибудь разговаривал с ними. Они получали большое удовольствие, подражая действиям людей, подобно тому, как попугаи и сороки имитируют человеческую речь. Кроме того, тормали обладали некоторыми передающимися генетически талантами, которые делали их более ценными, нежели просто попутчики или домашние животные.

Кальхаун между тем сориентировался по лучу окольцованного солнца. Нельзя сказать, что это был наилучший способ измерения расстояния, но в качестве отправной точки мог сгодиться.

- Мургатройд, цепляйся за что-нибудь, - приказал Кальхаун.

Тормаль увидел, что Кальхаун выполняет определенные операции, которые всегда служили предвестником дискомфорта, и вновь юркнул в свое убежище. Кальхаун включил коммутатор перехода в подпространство, и космический корабль опять оказался в том сомнительном состоянии, когда возможны скорости, в сотни раз превышающие световую. Ощущения перехода в это состояние были не из приятных. Да и сразу при выходе из него они были не лучшими. И хотя Кальхауну приходилось их испытывать неоднократно, он не любил это состояние.

Солнце Вельда, огромное и ужасное, пылало в космическом пространстве. Теперь оно было совсем рядом. Его диск занимал на небосводе дугу в полградуса.

- Очень хорошо, - заметил Кальхаун. - Порт назначения нашего полета, Мургатройд, Вельд-3. Плоскость эклиптики должна составлять… гм…

Он развернул внешний электронный телескоп, навел его на ближайший сверкающий объект, увеличил его изображение, чтобы рассмотреть детали, и сравнил его с каталогом-путеводителем местных звезд. Затем быстро сделал необходимые расчеты. Расстояние было слишком небольшим даже для самого краткого прыжка в подпространство, и в то же время при использовании собственной двигательной установки, предназначенной для солнечных систем, перелет был бы довольно продолжительным.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке