Вторжение в особняк

Тема

Глава 1

Я уже давно взял за правило никогда не грубить понапрасну. Однако, посмотрев в прозрачное лишь с нашей стороны дверное стекло и хорошенько

разглядев незнакомку, я почувствовал себя не просто обиженным, но до глубины души оскорбленным за весь противоположный пол. Согласен: навечно

сохранить молодость и красоту не может ни одна женщина, но нельзя же забывать умываться, ходить в драном пальто (по меньшей мере – в пальто с

оторванной пуговицей) и выставлять напоказ нечесаные седые космы. Стоявшая же на крыльце личность была виновна сразу по всем трем пунктам. Вот

почему, когда она снова надавила кнопку звонка, я распахнул дверь и сказал:

– Спасибо, но у нас уже все есть. Попытайте счастья где нибудь по соседству.

Грубовато, согласен.

– Может, в свое время и попытала бы, Пупс, – заявила неряха. – Лет тридцать назад я была девушкой что надо!

Не могу сказать, чтобы меня это очень вдохновило.

Впрочем, я утешил себя тем, что в конечном счете годы всегда берут свое.

– Мне Ниро Вулф нужен, – пробурчала она. – Что мне – сквозь тебя пройти, что ли?

– Это не так просто, – ответил я. – Во первых, я сильнее вас. Во вторых, мистер Вулф принимает исключительно по предварительной договоренности.

В третьих, освободится он только к одиннадцати, то есть более чем через час.

– Хорошо, Пупс, тогда я войду и дождусь его внутри. Я уже и без того до костей промерзла. А тебя, что ли, гвоздями к полу присобачили?

И вдруг меня осенило. Вулф хвастливо уверяет, что всякий раз, когда я пытаюсь подсунуть ему очередную женщину в качестве клиентки, ему

достаточно лишь одного взгляда, чтобы понять, чего от нее ожидать; так вот, с помощью этой особы я бы раз и навсегда сбил с него спесь.

– Как вас зовут? – полюбопытствовал я.

– Моя фамилия Эннис. Хетти Эннис.

– Зачем вам понадобился мистер Вулф?

– Это я ему как нибудь и сама скажу. Если, конечно, язык не отмерзнет.

– Придется вам сначала сказать мне, миссис Эннис. Меня зовут…

– Мисс Эннис.

– Хорошо, мисс Эннис. Так вот, меня зовут Арчи Гудвин.

– Сама знаю. Если, глядя на меня, ты думаешь, что я не смогу заплатить Ниро Вулфу, то ты ошибаешься: получу крупное вознаграждение и поделюсь с

ним. Если же я пойду к фараонам, то – плакали мои денежки! Я этим чертовым легавым ни на грош не верю.

– За что вы получите вознаграждение?

– За то, что у меня здесь! – Она пошлепала по своей обшарпанной черной сумке рукой в вязаной перчатке.

– Что у вас там?

– Это я только Ниро Вулфу скажу. Слушай, Пупс, я тебе не эскимоска. Ну ка, впусти даму!

Это меня не устраивало. Когда она позвонила в дверь, я уже находился в прихожей полностью одетый, в шляпе, пальто и перчатках, готовый идти

пешком в банк, чтобы депонировать полученный Вулфом чек на 7417 долларов и 65 центов. Не мог же я уйти, оставив ее одну в кабинете? Конечно,

остальные обитатели нашего старенького особняка на Западной Тридцать пятой улице, все в котором принадлежало Ниро Вулфу, кроме мебели и прочих

вещей в моей спальне, были дома, но каждый был занят своими делами. Фриц Бреннер, шеф повар и домоправитель, колдовал на кухне над каштановым

супом. Вулф торчал в оранжерее на ежедневном утреннем свидании с орхидеями, ну а Теодор Хорстман, разумеется, составлял ему компанию.

Больше я не грубил. Я предложил на выбор несколько мест неподалеку от нашего дома, где она могла бы пересидеть этот час и согреться, –

закусочную «У Сэма» на углу Десятой авеню, аптеку на углу Девятой авеню или ателье «Тони», где бы ей хоть пуговицу пришили – за мой счет,

разумеется.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке