Кивок Фортуны

Тема

---------------------------------------------

Пьер Буало

Тома Нарсежак

рассказ

Андре Амьель бросил портфель и шляпу на диван в прихожей. Не выгорело! Его провели. По вине болвана Файоля дело с универсальным магазином выскользнуло у него из рук. Теперь если он не приобретет с торгов новый школьный комплекс… Расстроенный, он вошел в гостиную и повалился в кресло. На низеньком столике его ждали вечерние газеты. Но ему вовсе не хотелось сегодня разделять страхи окружающего мира. Ему достаточно было собственных забот.

Он попробовал, как советовала Клер, расслабиться. Она пыталась приобщить его к методике йогов. Но ему было наплевать на свою комплекцию. Два миллиона уплыли из-под носа! Да еще этот Файоль с его сочувствием! Господи боже! Когда же придумают пенициллин против отсрочек платежей, сомнений и уловок!

Он немного успокоился. Если все пойдет хорошо – ведь еще ничего не потеряно: он купит себе новую картину Обюссона. Ему не хватало ее. Остальные приобретения тоже были недурны. Только в этой гостиной – на триста тысяч мебели, картин и всяких безделушек… Он жил среди доказательств своих успехов. Каждый предмет был как бы кивком фортуны. Он выиграет и эту битву! Напрасно он так быстро впал в уныние.

Внезапно Амьель нахмурился. Это еще что такое? Он встал, медленно пересек гостиную и остановился перед витриной слева около двойных дверей в столовую. Невероятно! Он отступил назад, чтобы увидеть витрину справа… Ну и дела!

Стукнула входная дверь.

– Клер… Это ты. Клер? В комнату впорхнула молодая изящная женщина.

– Извини, дорогой. Я немного опоздала… Что с тобой?

– Подойди-ка сюда… Ничего не замечаешь? Ничего? В витринах?

– Действительно!

– Значит, это не ты?

– Нет, не я… Зачем бы я стала…

– Ну не я же! Я как вошел, тотчас заметил… Я же запрещал… Амьель позвонил.

– Значит, это сделала Маргарита. Я выгоню ее сию же минуту!

– Ладно, ладно! – сказала Клер. – Подумай, каково мне будет одной… А знаешь, и так неплохо.

– Может быть, – сказал Амьель. – Но не прислуге это решать. Он снова позвонил.

– Что за дура эта девица!

– Ей же надо дойти… Никогда не видела тебя таким сердитым, мой бедный Андре. Дело выеденного яйца не стоит.

– А если она что-нибудь разбила? Ты знаешь, во что мне обошелся этот кувшин? А японская ваза?

– Да… Хорошо… Согласна… Но ничего ведь не разбито. Маргарита постучала.

– Мадам звонила?

– Подойдите, Маргарита, – резко сказал Амьель. – Посмотрите… Сюда… На витрины…

– Да, мсье.

– Что вы скажете?

Маргарита надолго задумалась.

– Ну же, Маргарита? – повторил Клер.

– Знаете, мадам, я не очень разбираюсь, но мне кажется, что сейчас не хуже, чем прежде.

– Я не спрашиваю, черт побери, ваше мнение! – закричал Амьель. – Я только хочу знать, почему вы это сделали?

– Я ничего не делала, это не я, – запротестовала Маргарита.

– То есть как это не вы! Будда и статуэтки были в левой витрине, а Ворчерский фарфор – в правой. А теперь все наоборот.

– Я ничего не трогала, – твердо сказала Маргарита.

Вмешалась Клер:

– Скажите нам правду. Вы знаете, какую ценность представляют эти безделушки? Они ведь уникальны! Никто не должен открывать витрины.

– Клянусь вам, мадам…

В голосе Маргариты звучали слезы. Супруги обменялись удивленными взглядами.

– В два часа, когда я пил кофе, все было на месте. Я уверен. Я еще, помню, с восхищением поглядел на синюю корзиночку. Она смотрелась поразительно.

– Я ушла вслед за тобой.

Амьель повернулась к Маргарите.

– Успокойтесь. Где вы были во второй половине дня?

– Дома, мсье. Перемыла посуду и стирала в ванной.

– Вы никуда не отлучались? Может быть, на минуту?

– Никуда.

– Никто не приходил к нам?

– Нет, мсье… Впрочем, позвонила нищенка.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке