Хочешь Жить Стреляй Первым (64 стр.)

Тема

Бандит замер, вгляделся, а когда узнал, подался назад. В его глазах легко читался страх. Второй громила замер в недоумении, не понимая, что нашло на его напарника. Наши пути с Биллом пересеклись месяца три тому назад. Наверно поэтому моя беседа с ним еще не выветрилась из его памяти. Он был единственным из банды грабителей, рискнувших грабить грузовые фуры в районе порта, кто остался в живых. Избитого до полусмерти, парни притащили налетчика на склад. Его ждала незавидная судьба, если бы по чистой случайности я, в это время, не оказался там. Учтя, что шайка только начала работать и не нанесла особого ущерба, я решил побыть немного добрым и оставил ему жизнь. Правда, меня потом некоторое время грызли сомнения в правильности своего поступка. И сейчас, похоже, наступил момент проверить, ошибался я тогда или нет.

- Матерь божья! Джон Непомнящий родства?! Черт, во что мы вляпались?!

Его напарник, до этого переводивший недоуменный взгляд с Билла на меня и обратно, после этих слов медленно развернулся к своему подельнику. На его лице была смесь испуга с удивлением.

- Ушастый, я тебя правильно расслышал? Это тот Джон, правая рука Сержанта? Босс из порта, чьи парни вас всех...?! Тебе что жить надоело?!!

- Заткнись, дерьмо собачье! Джон! Ни сном, ни духом! Клянусь тебе! Что б мне не жить! Этот фраер ни слова не сказал о тебе! Если бы знал, ни в жисть не подписался!

- А где он вас так быстро нашел?

Билл замялся, явно пытаясь соврать, но подельник ударил его локтем в бок: - Говори, как есть.

Громила нехотя полез в карман, долго копался в нем, но все-таки нашел и протянул мне измятую четвертушку бумаги. Я глянул, и мне стало смешно. На бумажке был прейскурант бандитских услуг, как раз в духе бандитов Нью-Йорка:

'Подбить оба глаза - 4 доллара;

Сломать нос, челюсть - 10;

Завалить дубиной - 15;

Отрезать ухо - 15;

Сломать руку или ногу - 19;

Пырнуть ножом - 25;

Большая работа - от 100 долларов'.

'Бизнесмены хреновы! Но в этой идее что-то есть! Может нам организовать бюро добрых услуг? Надо будет поговорить на эту тему с Сержантом'.

- Услуги, значит?

- Жить-то надо, Джон! Но мы на вашей территории ни-ни! Матерью клянусь!

- Деньги с клиента получили?

- Аванс - двадцать долларов! Но нам наплевать на эти деньги! Говори, что надо - сделаем!

- По высшему разряду! - тут же подхватил его напарник. - И денег не возьмем!

- А заказ на что?

- Сильно избить, а потом сломать обе руки.

- Да - а.... Хорошо. Давайте его сюда.

- Сделаем, Джон!

Несколько минут спустя в подъезд влетел Моррисон. Удержаться на ногах ему помогла стена. Из носа текла кровь, пачкая белое кашне. Цилиндр при толчке слетел с его головы и теперь лежал на грязном, заплеванном полу. Следом за ним в подъезд шагнули бандиты. Несколько секунд непонимающим взглядом Моррисон всматривался в меня, словно видя впервые, потом попытался отшатнуться, но громилы не дали это сделать. Сбив с ног, поставили на колени. Ушастый схватил его за волосы и вздернул голову вверх с такой силой, что Моррисон взвыл от боли и попытался схватить бандита за руку, но тут же снова завопил дурным голосом и затряс в воздухе рукой. Удар дубинки по костяшкам пальцев нанесенный вторым головорезом оказался весьма болезненным. В их действиях четко прослеживалась координация действий и слаженность совместной работы.

- А ну, говори падла...! - начал было Ушастый.

- Здесь я задаю вопросы! Моррисон, говорю один раз. Повторять не буду. Будешь вилять, парни сделают из тебя отбивную с кровью. Не прожаренную. Итак, что у тебя за дела с девушкой?

Неожиданно оказавшись в роли человека, которую готовил для меня, он сломался почти мгновенно.

- У нее есть брат. Младший. Работает у меня в магазине. Попался на краже. Я хотел его сдать в полицию, но вмешалась Дж... мисс Картрайт. Сказала, что... отблагодарит меня, если я не отдам ее брата под суд. Вот... и все.

- Значит, она сказала, что отблагодарит, забравшись к тебе в постель. Ах ты, падла! Отведите эту крысу за угол, и ножом по горлу!

Честно говоря, я сейчас притворялся, играя в крутого бандита, благо клиент был напуган до помрачения сознания, а значит, был готов верить всему.

- Нет, я соврал! Это я ей предложил! Я! Не убивайте меня! Я дам деньги! Дам! Много дам!

- Ладно, живи гнида! Но помни! Косо взглянешь на семью Картрайтов, сам лично переломаю тебе руки и ноги, а потом скормлю бродячим собакам! Они тебя еще живого жрать будут! Ты понял меня?! - я добавил в голос злобы и презрения, чтобы гад хорошенько прочувствовал глубину моего гнева.

- Да! Понял! Ни ногой! Никогда! Пальцем не трону! Богом клянусь!

- Расплатись с парнями и можешь идти.

Как только две стодолларовые бумажки перекочевали в карманы бандитов, те быстро попрощавшись со мной, довольные, удалились. Моррисон, медленно, держась рукой за стену, вышел из подъезда. Проходившая мимо пара, только взглянув на него, сразу сменила шаг с прогулочного на быстрый. Выйдя вслед за ним, я остановился на пороге. Первым делом посмотрел на кучера. Было интересно, как тот отреагирует. Тот, уже собиравшийся слезть с облучка, чтобы помочь хозяину, при виде меня тут же снова сел на свое место и замер, как статуя. Моррисон, словно пьяный, открыл неловко дверцу, затем медленно, цепляясь руками за все, что только можно, заполз внутрь экипажа. Не успела дверца захлопнуться, как кучер, не дожидаясь приказа, хлестнул лошадей и с места послал их вскачь. Колеса громко застучали по камням мостовой. Проводив экипаж взглядом, я развернулся, чтобы идти наверх, как по лестнице застучали женские каблучки.

'Она увидела или... - мысль оборвалась, как только я заметил лежавший у стены цилиндр. Видно кто-то из бандитов откинул его сюда ногой. Не успел я сделать шаг к нему, как площадке показалась сердитая мисс Картрайт.

- Что вы сделали с ним?! Отвечайте сейчас же! Я не шучу! Ой! Это его..., - увидев цилиндр, она побледнела. - Но... он же... уехал?

- Вы про кого мисс Картрайт? - деланно-удивленным тоном спросил я.

- Про мистера Моррисона! Я видела, как он садился в экипаж. Он такой...

- Какой такой?! Несчастный, что ли?! Вы его жалеете?!

- Вы, я смотрю, готовы издеваться над каждым! Вам дай только повод! Зачем вы его избили?! Не отрицайте! Я видела! У него все лицо было в крови! - в ее голосе прямо-таки звенело возмущение.

- Зря вы так. Я его и пальцем не тронул. Серьезно, - я сказал это тихо, спокойно и убедительно.

- Вы действительно его не... трогали? А что тогда... с ним случилось?!

- В подъезде на него два хулигана напали, хотели деньги отобрать, а я вступился.

- Вы... правду говорите?

- Так вот насчет правды, мисс Картрайт. Если бы вы... Короче. Все ваши проблемы я уладил. Домогаться он вас больше не будет и к вашему брату больше претензий не имеет. Если предпримет какую-либо попытку, смело обращайтесь ко мне. Мы докеры, мужики надежные, не то, что эти типы в белых шелковых шарфиках с тросточками в руках.

- Он вам все рассказал?! - ее глаза стали просто огромными от изумления, что придало ее лицу еще больше очарования.

- Ага. В благодарность за то, что я помог ему избавиться от грабителей.

- Вы опять издеваетесь надо мной, мистер Дилэни.

Ее странно-задумчивый взгляд, словно что-то пытался сказать мне, но я сразу не понял, что это был намек на заслуженную награду, вроде горячего поцелуя, а когда понял, было уже поздно, ее долго сдерживаемые слезы хлынули двумя ручейками. Расстроенный, что упустил подходящий момент, я осторожно взял ее за плечи и прижал к себе.

- Я вам так... благодарна! Так благодарна! Вы даже... не представляете, от чего меня спасли! Я... даже не знаю, как вас благодарить!

- Да ладно вам мисс Картрайт. Все прошло. Забудьте об этом, как о дурном сне.

- Знаете, Джек...

Тут с лестницы раздался звонкий голосок Луизы: - Джек! Мисс Картрайт! Где вы там? Все уже остыло!

После этого случая я получил возможность встречаться с мисс Картрайт, теперь уже Джулией, на правах друга. По четвергам, в эти дни она дежурила по школе и возвращалась поздно, я провожал ее домой и по субботам, когда у нее было мало занятий. Гуляли, обедали, но не больше. Мою страсть держала в узде двойственность моего положения. Мне очень не хотелось, чтобы девушка узнала о той, другой стороне моей жизни, а это рано или поздно произойдет, если наши платонические отношения перерастут в более близкую связь. Да и ее пока, похоже, устраивали наши взаимоотношения, что чувствовалось по ее поведению, не дающему ни малейшего повода к излишним вольностям. В общем, я решил в этой ситуации положиться на широко известные слова: 'жизнь покажет'. И она показала!

Поздно вечером в четверг, после того, как проводил Джулию домой, уже подъезжая к своему дому, я решил заглянуть в бар, расположенный в пяти минутах от моей квартиры и пропустить стаканчик перед сном. Сказано - сделано. Выйдя из бара, я свернул в арку, чтобы через нее выйти на улицу, где я жил, как впереди неожиданно в лунном свете тускло блеснул ствол револьвера. Грабители! Рука уже двинулась к карманному револьверу, как шорох за спиной заставил меня замереть, а грубый голос лишил надежды выкрутиться без особых проблем: - Не дергайся, фраер, не то получишь пику в спину.

Не успел опустить руку, как тут же получил сильный удар в спину и отлетел к стене.

- Повернись, - последовал следующий приказ.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке

Популярные книги автора